Джеймс Роллинс Джейк Рэнсом и воющий сфинкс

 
 

Джеймс Роллинс Джейк Рэнсом и воющий сфинкс




 

Джеймс Роллинс
«Джейк Рэнсом и воющий сфинкс»

 

Посвящается Кэролайн, без которой в нашей жизни было бы куда меньше чудесного

 

 

 

 

Благодарности

 

 

Путешествовать лучше всего в хорошей компании. Вновь отправляясь в Пангею, я помнил об этом. Прежде всего автор выражает глубокую признательность людям, с неутомимым усердием вычитывавшим книгу и помогавшим ценными замечаниями: Пенни Хилл, Стиву и Джуди Прей, Дейву и Уиллу Мерреям, Кэролайн Уильямс, Крису Кроу, Крису Смиту, Джошу Харрису, Джону Кизу, Ли Гаррету, Денни Грэйсону, Леонарду Литтлу, Кэти Л’Эклюз, Скотту Смиту и Салли Барнс. Они выискивали огрехи, помогали советом в технических вопросах, писали отзывы – поверьте, лучше критиков мне не сыскать. И конечно, я бесконечно признателен Кэролайн Макрэй – кстати, автору замечательных книг – и Дэвиду Сильвиану, бескорыстно трудившемуся за кулисами. Они помогли мне пережить тяжелый год – без их помощи книга бы не состоялась. Наконец, позволю себе выразить безмерную благодарность сотрудникам «Харпер Коллинз», в особенности моему редактору Барбаре Лалики – за безграничное терпение и потрясающий талант рассказчика. И было бы настоящим упущением с моей стороны не поблагодарить тех, кто прошел со мной весь путь от начала и до конца, – моих агентов Русса Галена и Дэнни Бэйрора. Напоследок скажу то же, что и всегда: ответственность за любые фактические ошибки и прочие огрехи, которые может содержать эта книга, лежит исключительно на мне.

 

Пролог
ДОЛИНА ЦАРЕЙ

 

 

Горе человеку, которого такая буря застала на открытом месте.

Над Египтом неслись тучи красного песка из Сахары. Солнце скрылось в пыльной мгле, огромное темное облако было видно даже со спутников. Попавшим под него приходилось очень худо: шквалистый ветер обдирал кожу подобно наждачной бумаге.

Но старик слышал зов – и не мог не подчиниться приказу.

Профессор Нассор Хури был старшим куратором Каирского египетского музея и ведущим экспертом по Древнему царству. Господин куратор упорно шагал вперед, наперекор безжалостному ветру. Темное от загара лицо прикрывал платок, глаза прятались под защитными очками.

С трудом продвигаясь по Долине Царей, старик почти ничего не видел, но ориентировался прекрасно. Впрочем, любой египтолог без труда отыскал бы дорогу в лабиринте известняковых холмов и занесенных песком расселин. Тысячелетиями долина служила местом захоронения египетских фараонов, в том числе и знаменитого Тутанхамона.

Однако Нассор направлялся к месту, куда археологи не заглядывали, – в самую глубь долины. Старик шел, сгибаясь под порывами ветра, к новому раскопу. Хотя со стороны могло показаться, что здесь бурят скважину, добывая воду для изнывающей от жажды земли. На пропусках, рабочей одежде и оборудовании виднелся один и тот же знак: черный грифон. Логотип предприятия, финансировавшего раскопки.

«Торгово-промышленная компания Бледсворта».

Корпорация спонсировала множество таких благотворительных проектов. Однако Нассор прекрасно знал, с какой целью ее люди роют землю именно здесь. Знал и молчал, ибо за это ему хорошо заплатили.

А сегодня даже велели прийти.

Неужели они нашли… это?

«Нет, не может быть…»

Песчаная буря дышала нестерпимым жаром, однако Нассора обдало леденящим холодом, когда он дошел до места. Рабочие пережидали ненастье в укрытии, вокруг ни души. Нассор осторожно шагал, огибая сваленные в кучи инструменты и детали буровой установки. Наконец он оказался перед склоном холма. Укрепленный деревянными брусьями вход в тоннель запирала стальная дверь.

Нассор набрал секретный код, и дверь распахнулась. Старик застыл на пороге, им овладело странное предчувствие. За спиной завывала буря, но подземный коридор почему-то не казался желанным укрытием. Пол резко уходил вниз, потрескивали факелы в железных скобах. На стенах плясали отсветы.

Сглотнув и справившись с минутным страхом, Нассор шагнул вперед. Порыв ветра захлопнул дверь за его спиной. Грохнуло железо, старик вздрогнул – и быстро пошел вниз.

«Сделаю, что велят, и тут же домой», – подумалось ему.

Подземный ход уходил все глубже и глубже. Известняковые стены сменились обтесанными каменными блоками, ноги ступали по древним ступеням – лестница по-прежнему вела вглубь. Нассора преследовало чувство, что стены тоннеля сдвигаются и сейчас вытолкнут его как пробку. Но выбора не было. По спине стекал ледяной пот – но ничего не поделаешь, надо идти дальше…

Наконец тоннель вывел его в гулкую большую пещеру. Куполообразный свод терялся в темноте, по стенам шли надписи иероглифами. От зала отходило еще несколько коридоров, но внимание Нассора привлекло совсем другое. Вдоль стен пещеры рядами стояли статуи из черного камня. Неведомый скульптор в точности передал облик египетских воинов Древнего царства. Фигуры не походили друг на друга, каждая отличалась ростом и видом, однако всех объединяло одно: выражение беспредельного ужаса на лице. Исполненные смертного страха взгляды скрещивались в одной точке – голове каменной змеи в центре зала.

Изваянная в рост человека кобра злобно раздувала капюшон. Однако у этой змеи было не два, а три глаза! Два каменных, из того же известняка, что и вся статуя. А вот третий… Третий ярко сиял над головой кобры и переливался кровавым огнем в свете факелов – огромный, овальной формы драгоценный камень величиной с человеческий кулак.

[03]

Все еще не веря собственным глазам, Нассор приблизился.

И тут раздался отвратительный скрежещущий голос. Старик вздрогнул и застыл на месте. Голос доносился из коридора в дальнем конце пещеры. Говоривший не выходил на свет, оставаясь под покровом мрака; из темноты доносились лишь скрипучие слова:

– Ты знаешь что это…

Знакомый голос. Именно он прозвучал в ушах Нассора, призывая на тайную встречу. Голос принадлежал человеку, купившему молчание и вечную благодарность старика. Жутковатый наниматель оплатил лечение его жены – и та выздоровела. Нассор никогда не жалел о заключенной сделке.

Точнее, не жалел до этого самого мгновения.

Ибо профессор не сомневался: поиски не дадут никакого результата! Сокровище из сказок и невнятных легенд – его ведь не существует! Что дурного в том, чтобы разрешить человеку раскапывать участок, на который больше никто не претендовал? Да еще и в поисках мифического артефакта? Нассор и думать не мог, что компания Бледсворта преуспеет в поисках и доберется до сокровища…

– Узнаешь глаз?..

О да, Нассор узнал. Глаз выглядел точь-в-точь как его описывала древняя Книга Тота. Старик помнил имя драгоценного камня. «Глаз Ра».

– Принеси мне его…

Из клубящихся в устье тоннеля теней протянулась рука в железной перчатке. Пальцы со скрипом раскрылись.

Не в силах противиться приказу, Нассор двинулся к статуе. Приблизившись, поднял руку и положил ее на ярко горящий глаз. Когда ладонь накрыла камень, волоски на фалангах пальцев встали дыбом. Старик обмер – он явственно чувствовал странную силу, изливавшуюся из кристалла. Сердце неистово билось в груди, кровь стучала в висках, но приказ он расслышал совершенно отчетливо:

– Принеси мне его…

Сделав над собой усилие, Нассор все-таки протянул к камню обе руки. Вверх к локтю стрельнуло болью, но старик решительно вынул драгоценный камень из глазницы. Отступив от статуи, он посмотрел на то, что лежало в его ладони.

Камень был поистине огромным, с два его кулака. Пламя факелов отражалось в полированной поверхности, разбрасывая тысячи дрожащих теней. Познаний Нассора в геологии хватило, чтобы опознать кристалл: в его руках лежал огненный рубин, чрезвычайно редкий в этих землях. О стоимости камня такой величины можно было только догадываться… Идеальная огранка, никаких дефектов, хотя… Профессор провел пальцем вдоль жилки черного обсидиана, поперечным зрачком расчертившей гладкую поверхность камня.

Выглядит как настоящий глаз.

Нассор быстро перевел взгляд на статую и вздрогнул.

Глаз змеи.

За древним изваянием зашевелились тени, из коридора выплыла фигура человека, отдававшего Нассору приказы. В темноте, укутавшей его плотным плащом, не получалось разглядеть черт лица.

Профессор отступил на шаг – ужас и изумление все еще властвовали над ним. Старик понял: пусть из всех легенд о «Глазе Ра» верна лишь половина, все равно нельзя отдавать камень! И уж тем более им не должен завладеть человек из тени!

Из темноты донесся холодный смешок, словно невидимка прочел мысли Нассора.

– Тебе некуда бежать…

Нужно хотя бы попытаться. Нассор развернулся к ведущему на поверхность коридору. «Глаз Ра» не должен попасть в руки к чудовищу! Наверх, на воздух, а там уж он сумеет добраться до музея!

Старик сделал шаг. Точнее, попытался – ноги вдруг заледенели и отказались слушаться. Нассор посмотрел вниз и ахнул: его ботинки превратились в камень! Стали одним целым с известняковым полом пещеры!

Нет, нет, не только ботинки!

Холод полз вверх к коленям – ноги обращались в камень. Ледяная неподвижность поднялась до пояса, Нассор закрутился, пытаясь сдвинуться с места. Не тут-то было: живот, грудь, руки – все окаменело и застыло.

В неподвижных пальцах горел рубиновый глаз.

– Нет, нет… – в ужасе простонал старик.

И, посмотрев на выстроившихся вдоль стены каменных воинов, охнул: их лица искажал такой же ужас. Нассор понял, зачем его сюда позвали.

– Проклятие…

Голос проскрипел прямо над ухом…

– Проклятие обрушивается на того, кто осмеливается вынуть «Глаз» из назначенного ему места…

Голос шелестел совсем рядом, у него за спиной. Обернуться Нассор не мог – холод полз вверх, шея тоже окаменела. Его обманули! Заставили прийти сюда – чтобы жертвой проклятия стал он, а не похититель камня!

Сопротивляясь из последних сил, Нассор выкрикнул:

– Прошу вас, только не…

Тут горячая мольба оборвалась – губы и язык старика тоже обратились в камень.

– Что поделаешь… – прошелестело над ухом.

Окутанная тенями фигура вытянула руку, железные пальцы сомкнулись над сияющим кристаллом и с трудом вынули рубин из намертво сжавшихся пальцев Нассора. Старик хотел обернуться и посмотреть в глаза человеку, обрекшему его на гибель, но уже не мог ни двинуться, ни вздохнуть. Мир погружался в черноту, зрение покидало профессора. Но он расслышал последнюю угрозу – правда, обращенную не к нему, а к кому-то другому. Старик проваливался во тьму, и холодный голос шептал на ухо:

– Теперь этот Рэнсом заплатит за все…

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Три недели спустя

 

 

 

 

Глава 1
ОГНЕННЫЕ ГЛАЗА

 

 

Согласитесь – не каждый день получаешь ногой по лбу.

В жизни Джейкоба Бартоломея Рэнсома это происходило по понедельникам. Вот и сейчас он лежал лицом вверх на голубом тренировочном мате и слушал, как звенит в ушах. Перед глазами крутились искорки веселого света. А все потому, что быстрее нужно удар блокировать. Тем более такой мощный.

– Ты как?.. – поинтересовался его противник.

Брэндон Фан был на два года старше Джейка и считался лучшим учеником Школы тхеквондо Северного Хэмпшира. Черный пояс среди юниоров, это вам не шутка.

Юноша протянул руку – вставай, мол. Брэндон был наполовину вьетнамец, хотя по виду и не скажешь. Только глаза чуть раскосые, словно парень прищурился и собирается засмеяться. Брэндон, как и Джейк, тренировался в традиционном белом костюме под названием добок.

Джейк ухватился за протянутую руку и поднялся на ноги.

– Здорово ты меня, – покачал он головой. – Я аж улетел!..

Брэндон довольно улыбнулся. Они тренировались в паре уже три месяца. Джейк решил, что обычных трех занятий в неделю ему недостаточно – маловато практики, надо бы побольше. Хорошо, что они с Брэндоном приятели – теперь Джейк оттачивал свои умения в спаррингах с юношей. После занятий тренировочный зал-доджан на пятнадцать минут оставался в их распоряжении.

– Твоя техника улучшается, – серьезно сказал Брэндон. – Скоро станешь мастером, а я тебе буду кланяться.

– Ага, – пробормотал Джейк, мотая головой – он тщетно пытался вытрясти звон из ушей и искры из глаз.

Однако доля истины в словах Брэндона была – у Джейка действительно стало лучше с техникой. На прошлой неделе он сменил синий пояс на красный. На языке боевых искусств это значило, что ученик владеет приемами, но еще не способен контролировать движения так, как носитель черного пояса.

С этим трудно было не согласиться.

Ошибки и невнимательность – неизбежные последствия излишнего рвения в тренировках. Надо поменьше усердствовать. Но… как забыть то, что случилось всего три месяца назад? Память услужливо подсовывала картины, такие живые, словно все произошло не далее как вчера. Сегодня утром Джейк проснулся весь в поту: простыни смяты, в горле застрял крик. Крылатое чудище из ночных кошмаров неспешно растворилось в сиянии утра.

Во сне Джейк снова провалился в доисторическое прошлое, в эпоху, когда огромный массив суши еще не распался на континенты, когда он составлял единое целое – Пангею.

Пангея означает «весь мир». Что ж, название полностью оправдало себя – Джейк увидел все миры.

Череда исчезнувших из нашего мира народов прошла перед его глазами: майя, древние египтяне, римляне, викинги, индейцы – кого там только не было! Все они провалились из своего времени в мир, где в бескрайних доисторических лесах охотились свирепые динозавры. Пытаясь выжить, люди объединились и поселились в заповедной долине Калипсос, которую защищала от хищников древняя технология, унаследованная от владык Атлантиды.

Кошмар прошлой ночи снова перенес Джейка в Пангею. За ним охотились крылатые и когтистые чудища, которых местные жители называли гракилами. Страшные твари служили Кальверуму Рексу, жуткому Королю Черепов Пангеи. В ушах Джейка до сих пор стояли пронзительные крики гракилов, словно Король Черепов все еще шел по его следу.

Возможно, кстати, так оно и было.

Вот почему Джейк удвоил усилия на тренировках.

Уловив его настроение, Брэндон отступил на шаг и пристально посмотрел в глаза:

– Ты готов?

Хороший вопрос.

Готов ли он? Джейк чувствовал: выбора нет – надо встретить опасность во всеоружии. Последние несколько дней грудь странно сдавливало, словно где-то собиралась гроза, а Джейк это чувствовал.

– Так, давай еще раз. – Джейк откинул со лба светлые волосы и встал в защитную стойку, равномерно распределив вес на обе ноги.

Брэндон был старше, но Джейк не уступал ему в росте. Юноша следил за лицом противника, пытаясь угадать направление следующего удара. Японские наставники говорили, что нужно следить за глазами противника. Китайские мастера советовали держать в поле зрения все тело целиком.

Брэндон занимался ровно тем же самым – внимательно смотрел на Джейка. И вдруг его глаза широко раскрылись от изумления! Даже не изумления – ужаса! Брэндон вытаращился на что-то, находящееся позади Джейка. Волосы на затылке встали дыбом, инстинкт сработал безупречно: Джейк присел и обернулся. Черный седан не вписался в разворот и с разгону влетел прямо в окно зала!

С разгону боднув Брэндона в поясницу, Джейк отпихнул друга прочь – чудом избежав столкновения с автомобилем. Его ноги и передний бампер разминулись буквально на миллиметр! Джейк грохнулся на бок и вместе с Брэндоном покатился по полу.

Машина с ревом пронеслась мимо и со скрежетом впечаталась в стену.

Джейк вскочил на ноги и потянул ошалело моргавшего друга.

Двигатель разбитого седана зачихал и остановился. Из-под вспучившегося капота поднимался дымок.

Джейк сделал осторожный шаг к автомобилю – сердце колотилось как сумасшедшее, но вдруг кому-то нужна помощь?..

– Не подходи близко! – вскрикнул Брэндон.

Пахло бензином. Из-под машины вытекала темная густая жидкость. С улицы доносились возбужденные крики. Люди бежали к месту аварии – если, конечно, это была авария…

Джейк оцепенел от страха. От машины валил густой черный дым. Преодолевая ужас, он шагнул к автомобилю и заглянул в заднее окно. За рулем должен был сидеть кто-то – ссутулившаяся, опустившая к рулю голову фигура…

Там было пусто.

Джейк шагнул ближе, прямо в бензиновую лужу. От дыма щипало в глазах, но нельзя же было уйти не разобравшись! А вдруг там все-таки кто-то есть! И Джейк наклонился, всматриваясь, – нет, пусто. На передних сиденьях никого.

Но как же так?..

– Джейк! – вдруг закричал Брэндон, показывая пальцем.

Джейк оторвал взгляд от загадочной пустой машины и уставился туда, куда был направлен палец друга. Из-под капота уже вырывались языки пламени.

Джейк рванул с места, крича на пределе легких:

– Брэндон, беги!!!

Они помчались к разбитому окну. Снаружи собралась небольшая толпа. Вдали завывали сирены.

– Всем назад! – заорал Джейк, рыбкой выпрыгивая из здания.

Толпа попятилась – и вовремя.

Позади грохнул взрыв. Бесплотная рука пихнула Джейка в спину, подняла и вбросила прямо в гущу замерших с раскрытыми ртами зевак. Следом обжигающе дохнуло пламя, он перекатился и посмотрел на то, что осталось от тренировочного зала. Там бушевало пламя, прямо как в печке. Дым по-змеиному свивался в клубки и казался странно одушевленным.

На какое-то мгновение оглушенному, ошеломленному Джейку показалось, что дым склубился в высокую тень. И эта тень раскрыла огненные глаза и уставилась прямо на Джейка. В жутких зрачках плясало черное пламя.

Джейк охнул, и в память мгновенно ворвались картины недавнего прошлого. Он снова, как три месяца назад, стоял, дрожа от страха, у порога древнего храма Кукулькана в долине Калипсос. А на него, сверкая глазами, надвигался Король Черепов в доспехах из черных теней. Король Черепов. Кальверум Рекс. Когда-то он был алхимиком, однако магия крови и ее жуткие ритуалы соблазнили его. С тех пор Король Черепов мучил живые существа, превращая их в уродливых мутантов. Злодей стремился захватить власть над всей Пангеей – и подчинить каждого ее обитателя своей воле. Тогда, три месяца назад, Джейк его остановил. Нашел в себе силы не отступить и посмотреть Королю Черепов прямо в глаза.

И вот теперь Джейк Рэнсом встретился с тем же самым взглядом! Тот затягивал, как колодец. Вокруг стремительно темнело, и из черноты смотрели только огненные глаза. Они прожигали насквозь, до самых костей. Джейк даже двинуться не мог!

Надо бороться! Нельзя поддаваться этому взгляду! Страшные глаза пылали, затягивая все глубже и глубже…

И тут оглушающе громко забибикала машина. Дымная фигура вздрогнула – и растворилась в пламени. А бибиканье заглушил вой пожарной сирены. Джейк встряхнулся и пришел в себя; зрению вернулась отчетливость. Он обернулся к огромной красной машине, со скрипом затормозившей у тротуара.

Дальше было одно сплошное мельтешение.

Джейка осматривали и ощупывали на предмет повреждений, потом тащили куда-то в сторону – оказалось, на скамейку в соседнем скверике. К счастью, он отделался легко – ни одной царапины, только волосы чуть подгорели. И кстати, пахли преотвратно. Джейк умудрился даже не порезаться о разбитое стекло под ногами, хотя был босиком. На плечи ему накинули тяжелое одеяло. Рядом, тоже укрытый, сидел Брэндон.

А Джейк все не отрывал глаз от горящей школы. Тугие водяные струи сбивали ревущее пламя. Огненный демон… покажется ли он снова?..

Джейк пихнул друга локтем:

– Слушай… а ты не видел… ну… в пламени… ну… Короче, ты чудища с огненными глазами случайно не заметил?

Брэндон отрицательно помотал головой и вытаращился на Джейка, как на психа.

Тот помолчал, обиженно вздыхая, но в конце концов решил, что друг, в общем-то, прав. Паника, взрыв, перед глазами туман – в таком состоянии чего только не увидишь. Наверняка почудилось – ночные кошмары и воспоминания о Пангее сыграли с Джейком злую шутку.

Неподалеку полицейский терпеливо записывал показания свидетеля. Здоровенный дядька сжимал в кулаке поводок, с которого заполошно рвалась собачонка, похожая на помесь крысы и швабры. Дядька воодушевленно докладывал:

–…И тут – глядь! – машина катит под уклон! И быстро так! – Рассказчик энергичными жестами представил, как мчится вниз по Холлихок-лейн черный автомобиль. – И мимо меня – р-раз! – пролетел! А потом через перекресток – р-раз! И в окно – бумс! И ведь как удачно вышло-то, а? Никто ж не пострадал!

«Удача тут ни при чем, – мрачно подумал Джейк. – Просто вовремя получилось отпрыгнуть…»

Полицейский быстро писал в блокноте.

– А за рулем был кто-то?

– Не-а, не видел, – сказал дядька.

Страж порядка нахмурился и осуждающе покачал головой:

– Похоже, бросили машину с включенным двигателем, да еще и на ручной тормоз не поставили. А вы, случаем, ничего такого подозрительного не заметили? Может, кто-то вокруг бродил? Или даже убегал с места аварии?

– Не-а, не заметил… Да и вообще, сэр, какие тут могут быть подозрения! Машина в стену бабахнулась!

Полицейский обреченно вздохнул, и Джейку полегчало. А может, это и впрямь несчастный случай?..

Он поднялся со скамейки и сбросил одеяло.

– Эй, ты чего? – удивился Брэндон. – Сказали же: сидеть здесь, пока родители не при… Ой!

Слова замерли у него на губах. Брэндон смутился, сообразив, что сморозил глупость, и забормотал извинения. Джейк лишь отмахнулся: чего там… Да уж, если ждать родителей, ему придется просидеть на этой лавочке остаток жизни.

Он обвел взглядом кипящую суматохой улицу: крутились мигалки, подвывали сирены, перекрикивались пожарные. Однако Джейк ничего не видел и не слышал. Перед глазами стояли родители, какими он их запомнил по той фотографии. Снимок сделали на фоне раскопа в Центральной Америке. Отец и мать стояли со счастливыми улыбками, в походных костюмах цвета хаки, и держали высоко над головой камень, испещренный иероглифами майя. Через неделю родители пропали. И больше их никто не видел. Только фотография осталась.

Это случилось три года назад. Дело расследовали, в официальном заключении написали, что отца и мать убили бандиты. Джейк знал: это не так. Странная история оборвалась здесь, но продолжилась в Пангее.

Джейк с сестрой Кэди как раз и попали туда три месяца назад. В диком, населенном доисторическими чудищами краю на их долю выпало множество приключений: они нашли верных друзей, выжили в жестокой войне и в конце концов отыскали ключ к тайне подлинной судьбы родителей.

 

 

Словно наяву, Джейк видел перед собой древнюю долину Калипсос и громаду храма Кукулькана. Вот он входит в пирамиду, идет мимо хрустального сердца, спускается во внутренний зал и видит огромное золотое колесо календаря майя. А у зубцов гигантского механизма – карманные часы отца. Забытые… или оставленные. Джейк хорошо помнил строки, которые мама велела выгравировать на крышке:

 

В честь нашего десятого совместного оборота вокруг солнца я дарю моему любимому Ричарду этот кусочек золота. Со всей любовью под звездами,

Пенелопа.

 

Подарок на годовщину свадьбы. Сколько ни прокручивал Джейк в голове это воспоминание, в мыслях продолжали тесниться вопросы, на которые так и не находилось ответов. Как отцовские часы оказались в храме? Папа и мама живы? Где они? Неужели заблудились во времени?

Неизвестно, непонятно.

Одно Джейк знал наверняка: ответить на эти вопросы под силу только ему.

И вот сейчас он стоял – босой, в тренировочном костюме – и решительно сжимал кулаки. Хватит рассиживаться. Велосипед он оставил всего в квартале отсюда. Надо ехать домой. Нечего здесь больше делать.

Джейк повернулся к другу, чтобы попрощаться, но не успел ничего сказать: высокий неуклюжий человек протолкался сквозь толпу, подскочил к Брэндону и заключил в медвежьи объятия.

– Ф-фух, я так беспокоился…

Ответить у Брэндона не получилось, так крепко отец притиснул его к своей груди. Фан-старший и Фан-младший были очень похожи – одинаковые темные глаза и черные волосы. Иногда Джейк вынимал последнюю фотографию своих родителей, подходил к зеркалу в ванной и подолгу смотрелся, выискивая сходство. Ростом он пошел в отца – высокий. От отца же унаследовал светлые волосы. А от матери – голубые глаза и маленький нос. Стояния перед зеркалом служили своеобразным утешением. Словно удалось снова пообщаться с родителями – пусть хоть так, через отражение в стекле.

Джейк продолжал, словно завороженный, смотреть, как отец обнимает Брэндона. Отвернуться недоставало сил – сердце сжималось от горя и тоски, а еще Джейка трясло от ревности. Ну да, конечно, завидовать плохо. Умом-то он понимал, вот только ничего не мог с собой поделать…

Брэндон наконец сумел высвободиться из отцовского захвата и повернулся к Джейку с выражением искреннего беспокойства на лице:

– Слушай, давай папа тебя до дома подбросит, а?..

Но Джейк лишь попятился и отрицательно потряс головой. И сглотнул – в горле стоял здоровенный комок.

– Я… В общем… я на велике, ага?..

– Слышь, сынок, – сказал отец Брэндона, – зачем тебе это? Давай подвезу – и тебе хорошо, и нам спокойнее.

При слове «сынок» Джейка передернуло. Никакой он ему не сын!

– Спасибо, мистер Фан. Но я лучше сам.

Отец Брэндона посмотрел, подумал – и обнял сына за плечи.

– Ну, как хочешь.

Джейк коротко кивнул и двинулся к велосипеду. Разогревшийся под палящим солнцем асфальт жег ступни. Он перешел на бег, но не из-за боли. Джейк хотел как можно скорее убраться отсюда.

Залезая на велосипед, он обернулся. Да уж, школа основательно пострадала. Похоже, в ближайшую неделю тренировок не будет. Но ничего, есть чем заняться – дома ждут горы книг и журналов. К тому же дядя Эдвард обещал завтра отвезти его в Музей естественной истории. Там открывалась новая экспозиция по Древнему Египту, и дядин друг взялся показать им экспонаты до того, как придут посетители.

Джейк отвернулся – и вдруг резко посмотрел обратно. У пожарной машины среди густых клубов дыма стоял здоровенный мужчина. Глаз легко выделял его в толпе: на человеке был приметный, черный в полоску костюм. Но самое главное – рост и ширина плеч. Здоровяк помаячил несколько мгновений и скрылся за пожарной машиной.

Джейка обожгло воспоминанием.

Неужели?..

Губы сами выговорили имя человека, словно призывая его обратно. Морган Драммонд.

Однако знакомец так и не появился в поле зрения, и уверенность покинула Джейка.

В конце концов, чего только не привидится в таком дыму. Это мог быть кто угодно: капитан пожарной команды, начальник полицейского управления… И вообще, что тут делать мистеру Драммонду? В последний раз они виделись в Лондоне, в Британском музее. Драммонд возглавлял службу безопасности «Торгово-промышленной компании Бледсворта» – именно она финансировала экспедицию, из которой не вернулись родители Джейка.

Как-то все это подозрительно выглядит.

Непонятно, как связаны исчезновение папы и мамы и эта корпорация – но то, что они как-то связаны, очевидно.

Джейк вспомнил булавку на галстуке Моргана Драммонда – грифон. Логотип «Торгово-промышленной компании Бледсворта». Легендарное чудовище, наполовину лев, наполовину орел. А в Пангее Джейк видел этот знак на мече повелителя гракилов, одного из военачальников жуткого войска Короля Черепов. Да и сами гракилы, если вдуматься, очень похожи на грифонов…

Что же их всех между собой связывает?

Он продолжал вглядываться в дым – а вдруг человек появится снова? Однако прошла минута, другая, и Джейк сдался. Покачав головой, подумал: померещилось. Нет тут никакого Драммонда.

Джейк открыл замок на колесе и вывел велосипед из стойки. Пора домой, путь ведь неблизкий.

Крутя педали, он продолжал оглядываться – на душе было по-прежнему тревожно. Джейк помнил, как встопорщились волосы на затылке в тот самый миг, когда седан врезался в окно школы и чуть не расплющил их с Брэндоном.

Волосы до сих пор стояли дыбом.

Велосипед Джейка катил по проселочной дороге. Щебенка скрипела под колесами. Шоссе давно осталось позади, вокруг расстилались акры и акры принадлежавшей семье земли – поместье было обширным.

По пути из города в голове прояснилось, однако тревога не отпускала – огненные глаза, вспыхнувшие среди клубов дыма, все еще стояли перед внутренним взором.

Узорная решетка ворот распахнулась, и Джейк приветливо помахал двум каменным воронам, восседавшим на столбах по обеим сторонам от въезда. Согласитесь, в поместье под названием Вороньи Ворота странно было бы увидеть какую-нибудь другую птицу на страже подъездной дороги.

– Привет, Эдгар! Привет, По! – поприветствовал Джейк изваяния.

Те смерили его мрачными взглядами.

Имена каменным воронам дал прапрапрадедушка, Огастас Бартоломью Рэнсом, аж в девятнадцатом веке. Они с Эдгаром Алланом По были давними, еще со школы, друзьями, а стихотворение «Ворон» знаменитого поэта прадеду очень нравилось. Рассказывали, что на написание бессмертного творения По вдохновило одно из этих каменных изваяний. В семье в течение столетий не утихал спор, какому же, правому или левому ворону, потомки обязаны гениальным наитием.

Эдгару или По? По или Эдгару?

Джейк считал, что потомки обязаны «Вороном» пернатому с правого столба. Старина По сидел, опустив голову и прикрыв глаза, и от одного его вида бежали по спине мурашки. Впрочем, какая разница? Оба ворона уже давно стали частью семейной истории, вместе с эксцентричными дядюшками и другими чудаковатыми родственниками.

По крайней мере, эти двое не собирались никуда исчезать.

Джейк налег на педали. По сторонам извилистой тропы тянулся лес – сплошные сахарные клены и дубы. Потом роща уступила место заросшему английскому парку. А среди всей этой зелени возвышался старинный дом в стиле Тюдор – с многочисленными башенками, фахверковыми фронтонами и покатой крышей, заросшей за долгие годы мхом. Столетиями к дому что-то пристраивали, расширяя изначально скромное жилище, – когда-то здесь стоял небольшой домик, предназначенный для семейных вылазок из города.

Правда, главный вход ни разу не переделывали. Даже дверь сохранилась та самая, времен фермерского дома – дубовая, сбитая из досок, на которые пошли стволы росших в округе деревьев. Ее перетягивали широкие медные ленты, прибитые массивными гвоздями с квадратными шляпками.

Джейк затормозил, направляясь к ступеням. Подъездная дорожка огибала по кругу газон, и он тотчас заметил машину, прямо у каменной лестницы, ведущей к дубовой двери.

Внимание Джейка сразу привлекли две странности.

Входная дверь была открыта настежь – тетушка Матильда никогда бы себе такого не позволила. А самое главное, Джейк узнал машину! Это был черный седан, точно такой же, что врезался в стену школы!

Та же модель, та же марка!

Это не совпадение – Джейк готов был руку отдать на отсечение.

Нервы натянулись до предела, а сердце ушло в пятки. Джейк бросил велосипед на гравий и, низко пригибаясь, побежал к дому.

Ему совсем не нравилось происходящее.

Из дома донесся грохот – и звон бьющегося стекла. А следом он услышал такое, что у него прервалось дыхание. Отчаянный крик боли.

Тетя Матильда! Она попала в беду!

 

Глава 2
ШКАФЫ НАРАСПАШКУ

 

 

Рюкзак и одежда остались в доджане – вместе с мобильником. Помощь не вызвонить, ехать к соседу тоже не вариант – слишком долго. Нет, нужно добраться до телефона внутри дома.

С главного входа ломиться не годилось, и Джейк рванул к дальнему крылу – там располагалась оранжерея. Ура! Одно из окон отрыто!

В зимнем саду мама выращивала редкие орхидеи, их привозили со всего мира. Однако цветы давно увяли, и оранжерея пустовала. Джейк иногда приходил сюда читать – и отогреваться, в особенности зимой. За окнами мороз, а в оранжерее тепло – словно мама обнимает.

Перекинув ногу через подоконник, Джейк залез внутрь и спрыгнул на каменный пол. Летом в пустующем цветнике стояла жара. Прямо как в сауне… На лбу тут же выступили капельки пота. Стараясь не шуметь, Джейк подскочил к двери, которая вела в боковую прихожую. До кухни отсюда рукой подать.

На пороге он застыл и долго прислушивался. Однако из дома не донеслось ни звука – только сердце забилось сильнее, едва не выпрыгивая из груди. Сколько в доме налетчиков? И что случилось с тетушкой Матильдой и дядей Эдвардом?

Джейк осторожно приоткрыл дверь и выглянул в узкий коридор. Он имел в длину всего несколько ярдов и упирался в главный холл, разделявший старинный дом на две части. Джейк мог видеть греческую статую у дальней стены. Над ней висел портрет именитого предка, того самого Бартоломью Джексона Рэнсома, что построил Вороньи Ворота и занимался египтологией. На картине он был запечатлен рядом с верблюдом. На стене висели рядами другие портреты – целые поколения семьи Рэнсом, пошедшие по стопам прадеда и посвятившие себя походам и экспедициям.

Джейк перешагнул порог оранжереи – и тут же услышал шаги. Звук доносился из главного холла. Джейк прижался к обшитой дубовыми панелями стене. В проеме двери промелькнула фигура – кто-то направлялся в глубь дома.

Скелетной худобы высокий человек размахивал зажатым в паучьей лапке стальным прутом. Он скрылся из виду, и до Джейка донесся его угрожающий, злобный голос:

– Ну?! Говори, где это?! Немедленно скажи, или…

«Или» мгновенно материализовалось – грохотом и треском разбиваемого в щепы дерева. На плитах пола зазвенели осколки стекла. В дверной проем выкатился неровный камень. Джейк присмотрелся и обмер: это был не камень, а окаменелое яйцо тираннозавра! Вот уже больше ста лет оно занимало свое законное место в домашней кунсткамере прапрапрадедушки Огастаса!

Похоже, скелетный ворюга разбил стальным прутом стеклянные дверцы шкафа. А в коридоре таких шкафов стояло великое множество – каждый исследователь считал своим долгом оставить потомкам витрину со множеством удивительных вещей, обнаруженных в очередной экспедиции.

А еще там стоял шкаф, который начали заполнять родители Джейка.

При мысли о том, что вор может расколотить в щепки папино и мамино наследие, Джейк заледенел от ярости. Страх, не дававший ему сдвинуться с места, улетучился в одно мгновение. Он начал пробираться к кухне. Там на стене рядом с дверью в кладовку висел телефонный аппарат.

Добравшись до дверей в кухню, Джейк услышал истошные крики тетушки Матильды – откуда-то из комнат ближе ко входу.

– Пожалуйста, прекратите! Мы ничего не знаем, не надо, не надо!

За криком последовал звук удара – и глухой стон. Кто-то ударил дядюшку Эдварда. Дядя страдал, но не собирался сдаваться – в голосе слышались не только боль, но и гнев. Для Джейка это означало, что нападавших как минимум двое – один рядом с тетей и дядей, другой разносит шкафы.

Осторожно ступая босыми ногами, он проскользнул в кухню. Подскочив к телефону, снял трубку и быстро набрал 911. Однако в трубке стояла мертвая тишина. Ни гудка, ничего. У Джейка душа ушла в пятки. Похоже, налетчики вырубили телефон. И что теперь делать?

Он не успел принять решение – огромная лапища залепила ему нос и рот. Чьи-то руки стиснули его в железных объятиях. Джейк пытался вырваться – тщетно. С тем же успехом можно отбиваться от ожившей греческой статуи.

На ухо кто-то свирепо прошипел:

– Немедленно прекрати ерзать!

Сказано это было шепотом, но Джейк уловил знакомый британский акцент. И резко повернул голову, пытаясь разглядеть своего пленителя. Так и есть: грубые черты лица, холодные серые глаза, коротко стриженные черные волосы, тонкогубая злая ухмылка. Джейка передернуло. Выходит, там, в городе, он не ошибся – это и вправду был Морган Драммонд.

– Я здесь, чтобы помочь тебе! Не дергайся!..

Судя по тону, Морган явно не желал, чтобы налетчики обнаружили его присутствие. У Джейка не было никаких оснований доверять англичанину, однако другого выхода не осталось – только подчиниться.

Джейк кивнул, Морган отпустил его и махнул рукой – пригнись, мол. И тихо сказал:

– Сиди здесь. Не высовывайся.

Глава службы безопасности «Торгово-промышленной компании Бледсворта» сбросил пиджак и остался в одной водолазке. Вытащив из кобуры пистолет, он устремился к столовой – ее двери выходили в коридор ближе к задней части дома.

Морган скрылся из виду, и Джейк тут же вскочил. Оставаться здесь, пока тетя и дядя в опасности? Нет уж, увольте! Бесшумно ступая, он просочился в те же самые двери, через которые вошел, и снова оказался в боковом коридоре. Стоило ему переступить порог, как в задней части дома громыхнул могучий голос Моргана Драммонда:

– Оружие на пол! Я сказал – на пол!

В ответ послышалось короткое ругательство – и грянул выстрел.

Размахивая железным прутом, тощий ворюга влетел в боковой коридор. Пуля ударила в известняковые плиты пола прямо за его спиной. Скелетный грабитель явно намеревался улепетнуть.

Отскочить в сторону Джейк не успел.

Ворюга налетел прямо на него, прут выскочил у него из рук и со звоном покатился по полу.

Джейк попытался вывернуться, но похожие на когти пальцы намертво вцепились ему в ворот, а худая, но сильная рука перехватила горло и стала сжиматься в убийственной хватке.

В коридоре забухали шаги. Показался Драммонд с пистолетами в обеих руках: один целил в коридор, другой – в сторону прихожей.

Ворюга крутанулся на месте, прикрываясь Джейком как живым щитом, и взвизгнул:

– А ну отойди!

Морган мгновенно оценил обстановку и попятился назад. Раз, два, три – три больших шага. Тощий грабитель бросился в главный коридор, толкая перед собой Джейка.

Выбежав туда, он увидел второго налетчика – крепко сбитый коротышка с бульдожьими челюстями топтался в прихожей перед главным входом. У дверей в библиотеку прижималась к стене тетушка Матильда – поварская шапочка сбилась набок, седые волосы свисали спутанными прядями. Взгляд, который она бросила на Джейка, был исполнен ужаса.

– Назад, в машину! – проорал тощий коротышке. – Мальчишку забираем с собой! Теперь они у нас в руках!

И поволок Джейка.

Эти двое собирались его похитить!

Он встретился глазами с Драммондом. Тот, свирепо прищурившись, целил в налетчиков из обоих пистолетов – но явно опасался попасть в Джейка.

Они уже добрались до прихожей. Джейк отчаянно сопротивлялся, но костлявая рука ворюги намертво сжала горло.

До двери оставался всего шаг, как вдруг послышался новый звук – от главной лестницы донеслись лай и рычание. Со ступенек, подобно коричневому снаряду, слетело что-то длинное и размахивающее ушами!

– Ватсон, нет! – вскрикнул Джейк.

Увы, боец из старого бассета был совсем никудышный. Четырнадцать лет – не шутка, пес почти оглох и мало что видел. Ватсон, скорее всего, мирно спал, пока все сражались, и только громыхнувший выстрел вывел пожилого пса из дремоты и побудил к решительным действиям.

Перемахнув через последнюю ступеньку, бассет бросился защищать хозяина.

Увы, противник значительно превосходил его в физической силе. Тощий ворюга выбросил вперед руку и ударил беднягу прямо в грудь. Пес рухнул на бок.

Глаза Джейка заволокла дикая ярость. Воспользовавшись тем, что горло более не сжимает рука похитителя, он рванул пояс и вывернулся из спортивной куртки, оставив грабителю лишь обвисшую ткань.

И тут же извернулся, упал на спину и изо всех сил дернул за рукав куртки!

Налетчика маневр Джейка застал врасплох, и, увлекаемый его усилием, тощий ворюга едва не упал. Джейк выбросил вверх обе ноги и попал грабителю прямо в лицо. Под пяткой отчетливо хрустнуло.

Ворюга заорал от боли и злости, отпустил куртку и вывалился через порог на ступени наружной лестницы.

Подбежал Морган, крикнул: «Не поднимайся!» и рванул следом за тощим.

Однако напарник вора уже завел машину – Джейк слышал, как взревывал двигатель. Морган выстрелил, колеса со скрипом крутанулись по гравию.

Джейк сел и увидел, как черный автомобиль заносит на подъездной дорожке, машина вылетает на газон, выравнивается – и с ревом уносится прочь. Морган выстрелил снова, заднее стекло разлетелось вдребезги… Но тщетно – автомобиль набрал скорость и в мгновение ока исчез за заросшим лесом холмом.

Налетчикам удалось скрыться.

Морган вошел обратно в дом. Лицо у него было пунцовым от гнева. Он наставил на Джейка палец – явно хотел рявкнуть, вымещая бессильную ярость. Но вместо этого Морган злобно процедил:

– Значит, так, юноша. Когда я говорю – не лезть в драку, это, черт побери, значит не лезть в драку! Понятно?!

Джейк с облегчением покивал.

Морган прошагал в библиотеку. Дядюшка Эдвард сидел привязанный к стулу. Один глаз распух и не открывался, с разбитой нижней губы стекала кровь. Но по выражению лица было понятно, что дядюшка злится гораздо сильнее, чем страдает. Морган и тетя Матильда принялись освобождать его от пут.

Тут за спиной Джейка раздалось жалобное поскуливание. Прихрамывая, Ватсон подошел поближе.

– Как ты, дружище?..

Джейк упал на колени, прямо на твердые каменные плиты, и потянулся погладить пса. Ватсон завилял хвостом. Бассет тяжело дышал, вывесив язык. И выглядел не столько раненым, сколько смущенным. Джейк все же осторожно провел ладонью по мягкому теплому боку – и, к счастью, не нащупал ничего похожего на сломанные кости. Похоже, Ватсон отделался ушибами.

Джейк обнял старого пса. Тот давно был членом семьи, а не просто питомцем.

– Прости, дружище…

Морган остановился над ними:

– Ты тут ни при чем.

Джейк поднял глаза, посмотрел на него, потом обвел глазами коридор. Половина шкафов стояли разбитые, с распахнутыми обвисшими дверцами, а экспонаты, которые поколения семьи привозили из путешествий, валялись на полу. Бесценные сокровища, добытые в экспедициях: засушенные жуки и редкие бабочки, чучела вымерших животных, тотемы и реликвии из дальних уголков земли, древние окаменелости, – все это было раскидано и растоптано.

И, кто знает, возможно, многие экспонаты уже не подлежали восстановлению!

Глухим от отчаяния голосом Джейк пробормотал:

– А кто же тогда тут при чем?

И Джейк повернулся к дяде и тете. Тетушка Матильда уже поправила шапочку и пригладила седые кудряшки. И даже принесла пакет со льдом. Дядюшка Эдвард приложил его к распухшему глазу и перевязал сверху полотенцем. Сейчас он казался таким несчастным и хрупким…

У Джейка сжалось сердце.

На самом-то деле Эдвард и Матильда не были его родными дядей и тетей. Пожилые супруги водили дружбу еще с дедушкой Джейка – а также служили управителями в усадьбе Вороньи Ворота, как их родители и деды до того. Когда родители Джейка и Кэди пропали без вести, обнаружилось, что у детей не осталось в живых ни одного родственника, способного принять обязанности опекуна. И тогда пожилые супруги стали присматривать не только за усадьбой, но и за братом с сестрой. И, надо сказать, прекрасно справлялись с задачей: они были заботливы, как настоящие родители, а подчас – как настоящие родители – строги и требовательны.

– Что им нужно? Зачем вломились в дом? – спросил Джейк.

Ему ответил Эдвард. Дядя нашарил на полу свои очки – правда, стекла в них треснули.

– В том-то все и дело, Джейк. Они городили какую-то чушь. Требовали, чтобы мы отдали карманные часы твоего отца. Те самые, из золота, которые твоя мать подарила ему на годовщину свадьбы.

Внутри у Джейка все сжалось. Вот как. Ну что ж, теперь он точно знал, из-за кого пострадали экспонаты и дядя с тетей. Виновник их несчастий предстанет глазам Джейка, стоит тому посмотреться в зеркало.

Матильда покачала головой:

– Мы пытались им честно объяснить, что часы пропали, исчезли вместе с Ричардом и Пенелопой! Но они и слушать не желали…

Взгляд Джейка метнулся к шкафу, в котором стояли диковины из коллекции родителей. Он, к счастью, не пострадал.

Джейк спрятал часы именно там – разве это не самое подходящее место? На всякий случай – и подальше от любопытных глаз – Джейк засунул их в древнеегипетский погребальный сосуд на нижней полке.

Вернувшись из Пангеи, Джейк и Кэди решили никому не рассказывать о своих приключениях. И никому не показывать часы. Да и кто бы им поверил, по правде говоря…

Морган рявкнул:

– Что вы хотите этим сказать?! Часы находятся не в доме?!

Джейк чувствовал себя настолько напуганным и сбитым с толку, что едва не выложил правду. Он даже рот раскрыл – но в последний момент сдержался и раздумал рассказывать. Что-то подозрительное чувствовалось во всем этом деле. Что-то, что мешало Джейку полностью довериться Моргану. А может, нападение подстроено? И все это не более чем хитро расставленная западня? Запасной план – на случай, если грабители не сумеют найти часы? И вправду, с чего бы это Морган вдруг объявился в усадьбе? Глава службы безопасности «Торгово-промышленной компании Бледсворта» – здесь, в Северном Хэмпшире? Что британский подданный забыл в штате Коннектикут?

Джейк тут же припомнил, как отец когда-то сказал: «Хочешь сохранить секрет? Тогда просто молчи». Отец, конечно, имел в виду научную тайну – не надо трепать языком про археологические находки. Но совет годился и для нынешнего случая.

И Джейк промолчал.

А Морган покачал головой:

– М-да, и впрямь идиоты какие-то… Хорошо, что мои люди держали вашу семью под наблюдением…

– Что?! – выдохнул Джейк.

Вот это да!

– Под наблюдением?! Это еще почему?

– «Торгово-промышленная компания Бледсворта» готова ответить за последствия, вызванные ее действиями. Мы напортачили – нам и разбираться.

– В смысле?..

– Боюсь, что открытие выставки в Британском музее – выставки, которую наша компания спонсировала и провела в апреле прошлого года, – и то, что мы вас пригласили на открытие, привлекло к Рэнсомам нежелательное внимание. Поэтому вы вернулись домой, а мы продолжили вести наблюдение. И вот два дня назад мои помощники сообщили, что тут поговаривают о возможном вооруженном ограблении. Я, естественно, немедленно прибыл, чтобы лично проверить достоверность этих слухов…

Но Джейку как-то не верилось в правдивость рассказа.

– Так это, выходит, вас я видел? Там, в городе?

Прозвучало резко и с прокурорскими нотками в голосе – ну да что поделаешь.

У Моргана вытянулось лицо. Ему – стыдно?

– Увы, мой юный друг. Прискорбный инцидент с автомобилем – полностью на моей совести…

– В смысле? – удивился Джейк.

– Я… Одним словом, в мои намерения входила лишь кража вашего велосипеда.

– К-кража?.. Велосипеда?.. Вы о чем, сэр?

– О! Я предпринял неудачную попытку уберечь вас от опасности. Чтобы вы, мой друг, не попали домой как можно дольше – и тем самым избежали встречи с грабителями. – Драммонд виновато потупился. – Однако все пошло не так, как планировалось. В городе я обнаружил, что за вами кто-то следит. Более того, я опознал этого человека как грабителя! Что ж, выхода не было – я предпринял попытку задержания. Но он снял машину с ручного тормоза и выскочил через пассажирское сиденье. Я бросился негодяю вслед – и лишь с запозданием понял, что машина катится под уклон. Оставив погоню за мерзавцем, я кинулся к машине, но, увы, она уже набрала слишком большую скорость. Мне не удалось остановить ее…

Черный седан, с грохотом и звоном проламывающий окно, живо нарисовался в памяти Джейка.

– Да я чуть не погиб по вашей милости!..

Морган вскинул руку:

– Мы немного просчитались, мой юный друг! Но будьте уверены: компания возместит все убытки!

Немного просчитались?.. Джейк даже лишился дара речи.

От необходимости отвечать его избавило новое событие – снаружи донесся рев мощного двигателя, заскрипел гравий подъездной дорожки, и в проеме нарисовался маленький желтый школьный автобус.

Морган шагнул к двери. Руку он предусмотрительно держал на рукояти пистолета – впрочем, пока не вынимая его из кобуры.

Автобус объехал газон и подкатился к ступеням. Дверь открылась, показалась высокая, стройная девушка в ярком костюме группы поддержки. Это была Кэди, старшая сестра Джейка. Встряхнув гривой золотистых волос, она смерила свирепым взглядом кого-то, оставшегося в автобусе, выскочила и решительно пошла вверх по ступеням.

Кэди увидела, кто поджидает ее в прихожей, широко раскрыла глаза от изумления. Девушка быстро глянула на Моргана, потом на Джейка: мол, а этот-то что здесь делает?..

К Кэди подбежала тетя Матильда:

– О, как я рада! С тобой не случилось ничего плохого!

Кэди недовольно сморщилась:

– Ничего плохого? Вы хотите сказать, ничего хорошего! Это… это унизительно!

– А что случилось? – изумилась тетя Матильда. – Я думала, тебя Рэнди подвезет после тренировки!

– У Рэнди не завелась машина. Учитель труда сказал, что кто-то ему в бак сахара насыпал.

Все развернулись и посмотрели на Моргана.

Он пожал плечами:

– Юная леди приехала к шапочному разбору. Я лишь заботился о ее безопасности.

Джейк помотал головой, одарил Моргана злобным взглядом и пошел обратно в дом.

– Отлично. Просто замечательно. Рэнди вы сахара успели подсыпать, а меня из-за вашей нерасторопности чуть не переехала машина!

Морган наклонился и шепнул ему на ухо:

– Однако же, мой юный друг, вы сумели благополучно добраться до дома – хотя ума не приложу, как вам это удалось. Возможно, в следующий раз мне придется опорожнить кузов мусорной машины прямо над вашей головой – из-под такого завала не вдруг выберешься.

Джейк непонимающе уставился на него: интересно, это такая ирония? Или мистер Драммонд ему угрожает? Пусть и неявно? Непонятно. Добавьте к этому британский акцент – ни дать ни взять, сцена из фильма про Джеймса Бонда.

Однако додумать Джейку не дали – его размышления прервал возглас ужаса и изумления за спиной. Кэди стояла на пороге и неверяще оглядывала разоренные шкафы в коридоре.

– Что здесь произошло?

Хороший вопрос.

Джейк обвел взглядом разбитые витрины и раскатившиеся по полу артефакты.

И вправду, что же здесь на самом деле произошло?

 

Глава 3
КЛЮЧ КО ВРЕМЕНИ

 

 

В дверь постучали ровно в полночь.

Джейк ждал этого. Выбравшись из постели, он осторожно пошел, лавируя между стопками газет и книг – ни дать ни взять сапер на минном поле. Просматриванием этих материалов он занимался последние три месяца. Здесь лежало буквально все – от автобиографических записок Говарда Картера, в которых тот описывал, как была найдена гробница Тутанхамона, до «Краткой истории времени» Стивена Хокинга (на страницах Джейк оставил пометы – в тех местах, где великий физик ошибся). На полу также громоздились книги по иероглифике, журналы со статьями по доисторической фауне и флоре, не говоря уже о научных материалах на тему возможности путешествий во времени.

Большую часть вечера Джейк провел за перерыванием документов, посвященных деятельности «Торгово-промышленной компании Бледсворта». Неожиданное появление Моргана снова пробудило его интерес к корпорации. Оказалось, история ее деятельности донельзя переполнена слухами.

Впрочем, в этом не было ничего неожиданного, ибо глава корпорации вел странный, отшельнический образ жизни. Сигизмунду Олифанту Бледсворту IX было уже далеко за девяносто, и он практически полностью удалился от мира. Существовало лишь несколько его фотографий. Джейку на глаза попалась всего одна: на ней Бледсворт был запечатлен еще в молодости – худой как палка юноша в британской военной форме. История корпорации уходила корнями в далекое прошлое, чуть ли не в Средние века. Поговаривали, что семья Бледсворт составила первоначальное состояние, продавая легковерным шарлатанские зелья, якобы излечивающие от чумы. С тех пор дела компании шли в гору, хотя и не всегда дела эти были полностью законными. На данный момент корпорация считалась самой прибыльной в Англии и четвертой по величине во всем мире.

Вот почему Джейка слегка беспокоило, что такая махина «ведет наблюдение» за его семьей.

Маневрируя, подобно Магеллану в узком проливе, Джейк в конце концов обошел последнюю стопку книг и подобрался к двери. Открыв, он увидел Кэди: сестрица заявилась в пижамных штанах и великоватой – размера на три – футболке с любимой на данной момент поп-панковской группой «Термоядерные вампиряшки».

Кэди буквально протаранила его и зашла в комнату, не дожидаясь приглашения.

– Они здесь?

– А где ж им быть? Я их внизу не оставил, вдруг там Драммонд решит похозяйничать…

Дядюшка Эдвард любезно пригласил Моргана Драммонда остаться на ночь в одной из гостевых комнат. Надо же как-то отблагодарить человека – так сказала тетя Матильда. Понятное дело, пожилые супруги души не чаяли в своем спасителе. А вот Джейк продолжал относиться к Моргану с изрядной долей подозрительности.

Однако, по правде говоря, день выдался не из легких. «Скорая», полицейские, весь дом вверх тормашками. Отчеты, расспросы, перевязки. Напротив до сих пор дежурила полицейская машина с двумя офицерами: а вдруг мерзавцы посмеют вернуться – волновался дядюшка Эдвард.

Убедившись, что в доме тихо и дверь снова заперта, Кэди шлепнулась на кровать брата. С трудом балансирующая под собственным весом стопка книг накренилась и немедленно обрушилась.

– Осторожно! – пискнул Джейк и бросился спасать оползающую башню из печатной продукции.

Теперь все лежало беспорядочной кучей. В эту стопку Джейк складывал материалы по Атлантиде. Понятное дело, большая часть книг и статей оказывалась сущим вздором, обнаруживающим лишь полет фантазии авторов. Но у Джейка был особый интерес к теме. В конце концов, доказательство реального существования Атлантиды всегда находилось у него перед глазами.

Запястье Джейка охватывала гладкая, без замка и шва, лента из серебристого магнетита. Он не смог бы ее снять, даже если бы захотел. На металлической поверхности просматривалась гравировка – несколько строк, написанных непонятными письменами древней Атлантиды. Джейк давно бился над ними, но расшифровать так и не смог – буквы не походили ни на один мертвый язык.

Надпись продолжала хранить свою тайну.

 

 

Металлическое кольцо вокруг запястья было даром – и наградой – от старейшины племени ур. Так называли себя неандертальцы, пришедшие в Пангею вместе с другими древними народами. Они также обитали в доисторических лесах долины Калипсос – той самой земли, которую защищала древняя технология атлантов.

Запястье Кэди обвивала точно такая же металлическая лента, правда, сестрица называла ее – фу! – браслетом. И, как будто этого было мало, налепила на магнитную поверхность кучу висюлек. Джейку подобные выкрутасы казались подлинным святотатством, однако Кэдины эксперименты с дизайном ювелирных изделий принесли нежданные плоды. Оказалось, к поверхности ленты притягивалось не только железо – к ней намертво прилипали все металлы! Серебро, золото, даже платина! Еще одна неразгаданная тайна атлантов…

Прибрав книги обратно в стопку, Джейк уселся на кровати со скрещенными ногами и извлек из кармана пижамы золотые отцовские часы. И положил их между собой и сестрой.

– Интересно, откуда этим ворюгам знать про часы? – задумчиво проговорила Кэди. – Ты, случаем, никому не проболтался?

Джейк вспыхнул:

– Я?! А может, ты проболталась?!

Кэди лишь красноречиво закатила глаза – мол, конечно же нет. И снова посмотрела на брата:

– Джейк, ты же у нас самый умный. Давай придумай что-нибудь.

– Похоже, Бледсворт как-то со всем этим связан. Никаких других мыслей мне в голову не приходит. Кстати, в Калипсосе куча народу была в курсе, что мы нашли папины часы. Может, сведения просочились оттуда? В общем, как-то так…

– Допустим, – кивнула Кэди. – Тогда у меня вопрос. Мы можем доверять Драммонду?

– Не знаю, – пробормотал Джейк.

По правде говоря, он и вправду не знал, что и думать. С одной стороны, Джейк был уверен, что Морган лжет – или недоговаривает. Слишком уж вовремя тот оказался в усадьбе. А с другой стороны, нельзя сбрасывать со счетов интуицию: несмотря ни на что, здоровяк вызывал симпатию.

Джейк глубоко вдохнул, выдохнул – и продолжил:

– Есть еще один вопрос. Почему воры решили наведаться за часами только сейчас? Мы уже три месяца как вернулись! Так почему же они влезли в дом именно сегодня?

Вот уж действительно загадка. Брат и сестра замолчали, погрузившись в раздумья.

Наконец Кэди взяла часы и медленно покрутила их в пальцах.

 

 

Глаза стали тоскливыми:

– А я помню, как мама подарила их папе. Мне всего-то было пять лет… Но я не забыла, как папа сажал меня на колени и заводил часы…

Кэди откинула крышку и всмотрелась в циферблат. Стрелки не двигались. Часы слишком долго пролежали в шкафу и остановились.

И девушка принялась заводить часы, поворачивая крохотное колечко сбоку. Джейк и не думал ее останавливать. В конце концов, оба они чего только не делали с часами, пытаясь перенестись обратно в Пангею и снова отправиться на поиски родителей. Но ничего не сработало. Похоже, нужно искать другой способ. Кэди оставила в покое колечко. Часы затикали. Голос девушки звучал мягко и совсем по-детски:

– Папа носил их в кармане жилета. А я прислонялась к карману ухом и слушала тиканье. Словно у папы так сердце бьется…

И Джейк увидел, что у сестры от этих счастливых и одновременно горьких воспоминаний на глазах выступили слезы.

– Можно? – протянул он руку и взял часы.

И, прислонив к уху, прислушался к тихому щелканью механических деталей. Джейк закрыл глаза. Однако в памяти возникли не образы родителей, а зубчатые колесики и – шестеренки внутри часового корпуса. Что ж, ничего другого и быть не могло: в конце концов, Джейк прочитал горы книг и статей, посвященных часовым механизмам, – наука измерения времени очень его привлекала.

А еще он чувствовал, что в часовом деле и в движении времени есть нечто такое, что пока ускользает от понимания, – но оно безмерно важно. И Джейк продолжал вслушиваться, надеясь, что его посетит озарение. Он представлял, как вертятся колесики под золотой крышкой, как движутся передаточный механизм, регулятор, пружина. В корпусе часов не все детали сделаны из металла: чтобы уменьшить трение, многие мастера использовали для движущихся частей драгоценные камни: рубины, сапфиры, изумруды, даже бриллианты.

Как Джейк и надеялся, в памяти живо нарисовалась картина. Он снова стоял в Астромиконе, обсерватории на башне замка Калакрис в Калипсосе, и рассматривал находящийся под куполом механизм. Крутились медные шестерни, вращались, проплывая друг за другом, кристаллы. А приводил все в движение солнечный свет. Питавшиеся энергией дневного светила часы были подлинным шедевром.

Вдруг Джейк опустил часы, развернулся и полез под кровать за рюкзаком, который всегда держал собранным – на всякий случай. Джейк выдернул сумку из-под покрывала и отстегнул значок ученика, прикрепленный снаружи.

– Что это ты делаешь? – удивилась Кэди.

– Подожди, дай подумать… – пробормотал Джейк – озарение было так близко…

 

 

В квадратную пластину – серебряную, величиной с подушечку большого пальца – вделаны были четыре кристалла. В самой середине сиял белый, похожий на бриллиант. А вокруг треугольником располагались остальные камни: рубин, изумруд и прозрачно-голубой сапфир. Они символизировали четыре главных кристалла Пангеи, четыре краеугольных камня алхимической науки.

Джейк обернулся к сестре.

– Помнишь, я оставил в Астромиконе фонарик рядом с голубым кристаллом, и они сплавились в одно целое?

– Да, и в результате получился замораживающий луч!

Джейк взвесил на ладони отцовские часы:

– В таких механизмах всегда есть кристаллы. Драгоценные камни. Рубины, изумруды, сапфиры, бриллианты. А вдруг отец положил часы во что-нибудь типа Астромикона? Может, поэтому они открыли ворота в наш мир? И если так, то папины часы – ключ, причем не только к этому, но и к другим порталам!

Кэди наморщила лоб:

– Мы же все перепробовали, Джейк. И ничего не вышло.

– Кэди, я не зря сказал – ключ. Это значит, что нужно найти замок, к которому этот ключ подходит!

И Джейк уставился на часы, лежавшие у него на ладони с открытой крышкой. Внутри кто-то выгравировал рисунок.

Анкх. Древнеегипетский символ жизни.

 

 

Джейк и Кэди прекрасно понимали: это подсказка. Крошка хлеба на тропинке, которая должна вывести их к родителям. Из-за этого рисунка Джейк перерывал книги по древнеегипетской истории, мифологии и письменности. Теперь он понял, что древний символ – не просто подсказка, которая позволит разгадать тайну исчезновения папы и мамы. Это нечто, указывающее на тот самый замок.

И Джейк почувствовал, как в голове начинает собираться головоломка – по кусочкам, постепенно. Не все части нашлись, но ничего. Скоро он получит разгадку. В глубине души голос благоразумия взывал к осторожности и советовал повременить с решительными действиями до того, как все окончательно прояснится. Но Джейк был настолько ошеломлен собственным открытием, что решил не прислушиваться к таким мыслям.

– Кто-то знает: папины часы – ключ к порталу, – уверенно сказал Джейк и спрыгнул с кровати. – Вот почему за ними охотятся.

– Но почему они пришли только сейчас? – повторила Кэди вопрос, который ей только что задал брат.

Джейк ткнул пальцем в ее сторону:

– Вот именно!

Кэди нахмурилась – она ничего не понимала.

– Почему сейчас? – И Джейк забегал по комнате, едва сдерживая возбуждение. – А ты разве не чувствовала – что-то вот-вот должно произойти! В последние несколько дней не было ощущения, что на тебя несется товарный поезд, а ты не видишь?

Кэди смотрела на него как на сумасшедшего, однако последние слова зацепили в ней какую-то струну. И это ясно прочитал ось на лице девушки.

– Ага-а-а! У тебя тоже было предчувствие! – радостно заорал Джейк.

Кэди резко выпрямилась:

– То-то я смотрю, мне в последние две ночи совсем не спится… А я, по правде говоря, думала, что перебираю с двойным мокачино в «Старбаксе»…

Потом вскочила и тоже забегала:

– Мне все равно непонятно!

– Смотри! Мы же летали во времени, как шарики для пинг-понга! Может, это побочный эффект? Может, наши организмы так приспособились к временному потоку на субмолекулярном уровне? А может, путешествие через портал обострило нашу интуицию?

– Слушай, Эйнштейн, ты это, давай попроще!

Джейка распирало от тысячи идей и предположений. Встряхнувшись, он вернулся с неба на землю и поднял к глазам часы. И указал на анкх:

– Я думаю, что это подсказка. На то, где прячется замок, к которому подходит ключ. То есть папины часы. В общем, что-то такое древнеегипетское, без сомнения.

– Вот так бы сразу и сказал!

– А еще теперь ясно, почему воры пришли за часами именно сегодня.

Кэди непонимающе нахмурилась – и вдруг ее глаза широко распахнулись:

– Точно! Потому что завтра вы с дядей Эдвардом поедете в Нью-Йорк на выставку! На древнеегипетскую выставку!

Джейк кивнул.

– Вот почему они попытались забрать часы. Среди экспонатов находится замок, который мы разыскиваем. А наши тела силились подать нам сигнал: будьте готовы ко всему, ребята!

Джейк повернулся к сестре.

– Завтра мы должны быть в музее. Оба.

– Но у меня с утра фехтование! Как я брошу команду!

Он покачал головой и обреченно закатил глаза.

Дело было в том, что Джейк увлекся тхеквондо, а Кэди – фехтованием. Похоже, сестричка нашла себя в этом виде спорта. Во время их недолгого пребывания в Калипсосе среди викингов в Кэди пробудился вкус к острым ощущениям – и к затейливой пляске смерти с мечом в руке. Признаться, у сестры выходило неплохо, совсем неплохо. Не так, как у потомственного викинга, конечно, но атлетическое телосложение и природная гибкость немало способствовали успехам Кэди. Как и следовало ожидать, сестрица уговорила подружек по группе поддержки взяться за бутафорские мечи – и теперь те тоже тренировались, правда, не для смертельных поединков, а для зажигательного представления. Поговаривали даже, что это выступление выдвинут в конце лета на окружное соревнование групп поддержки.

– Пожалуйста, не бросай меня, – умоляющим тоном проговорил Джейк.

И он отнюдь не лукавил.

Они могли сколько угодно ругаться, но без сестры он не представлял своей жизни. Кэди – это все, что у него осталось от семьи. Джейк приходил в ужас от одной мысли, что временные потоки унесут его в неизведанные глубины истории, и они навеки расстанутся.

– Дурак ты был и дураком остался, – сурово отрезала Кэди. – Конечно, я поеду. Дома не останусь, даже не уговаривай!

И пошла к двери.

– Короче, давай, Эйнштейн, садись за книжки. Нам нужна информация.

– А какой у нас план?

Кэди обернулась с кривой улыбкой:

– План? Не знаю, какой у тебя, а я собираюсь хорошенько наточить шпагу.

 

Глава 4
КОГТИ МУМИИ

 

 

За закрытым окном «линкольна-таункара» проплывал Манхэттен. Громадный мегаполис полнился звуками: завывали сирены, гудели машины, кричали и громко ругались люди – в утренних пробках автомобили ползли с черепашьей скоростью. Джейк сидел сзади и выворачивал шею, глазея на небоскребы. Кэди разглядывала зелень Центрального парка. А между ними ерзал дядюшка Эдвард. Наклонившись к водителю, он разразился очередной негодующей тирадой.

– Сэр, – голос дяди был суров настолько, насколько позволяло его британское воспитание, – хочу еще раз заметить, что мы должны прибыть в Американский музей естественной истории до того, как часы пробьют восемь! У нас назначена важная встреча, сэр!

Водитель горестно развел руками:

– Ничем не могу помочь, шеф! Город стоит, а я чего – я не самолет!..

Дядюшка Эдвард молча откинулся назад и церемонно сложил руки на коленях.

С переднего пассажирского сиденья послышалось глухое ворчание Моргана Драммонда:

– Дальше будет поворот, нам туда. Срежешь через парк. Хватит накручивать счетчик. Понятно, нет?

Таксист хотел было возразить, но посмотрел Драммонду в лицо и передумал. Резко повернул руль, и машина тяжело перекатилась через бордюр, вписываясь в поворот.

Кэди потянулась к сумочке на поясе:

– Дядя Эдвард, давайте позвоним с моего мобильного вашему другу! Скажем, что застряли в пробке и опоздаем…

– Мы не опоздаем, – жестко проговорил Морган и повернулся к водителю: – Правда, дружище?..

Тот сжался от страха.

Джейк посмотрел Моргану в затылок – м-да, за всем этим явно что-то кроется. Англичанин настоял на том, чтобы ехать с ними: мол, после вчерашнего нападения им обязательно нужна охрана. И Драммонд вызвался быть телохранителем.

С утра дядюшка Эдвард попытался отговорить их от поездки. Ну или, по крайней мере, перенести ее на другой день. Но Джейк уперся намертво, Кэди его поддержала, застонав, что давно мечтала пройтись по магазинам. Дядюшке Эдварду пришлось уступить. В конце концов, он прекрасно знал, что вставать между Кэди и распродажей в «Сакс фифс авеню»1 неблагоразумно и даже в чем-то опасно.

К тому же тетя Матильда полагала, что сегодня детей хорошо бы увезти из дома – на всякий случай. Ну и чтобы под ногами не мешались – у нее была запланирована уборка, а также приезд людей из страховой компании – оценить ущерб. Полиция продолжала держать дом под неусыпным наблюдением.

Поэтому с первым лучом солнца все отправились на станцию и сели на идущий в Нью-Йорк поезд. И вот два часа спустя «таункар» степенно подкатился к центральному входу в Музей естественной истории. Каменные ступени поднимались к внушительной колоннаде. Громадное здание выглядело как настоящий храм – ведь оно и вправду было храмом науки. Джейк провел здесь несчетные часы, переходя из зала в зал и с благоговением изучая сонмища экспонатов.

Открыв дверь машины, он почувствовал, как заколотилось сердце.

И посмотрел на Кэди. Ее глаза сияли. Похоже, сестру охватили те же чувства. Вчерашнее напряжение не только не спало, но даже усилилось. Джейк выбрался из автомобиля. Его обуревало желание броситься к экспозиции и начать поиски.

– Ну же, – поторопил он остальных и перекинул за спину рюкзак.

На всякий случай он оделся как для путешествия – туристские высокие ботинки, широкие штаны, жилетка со множеством карманов. В карманы он распихал все необходимое для возвращения в Пангею.

Кэди также оделась по-походному: джинсы, футболка, сверху свободная рубашка. На ногах красовались сапоги – правда, с такими каблучищами, что впору выходить на подиум, а не на тропинку в джунглях. На поясе у сестрицы болталась гламурная сумочка от Луи Вуитона.

Девушка подошла к багажнику и извлекла оттуда свою сумку – розовую и длинную, как ствол пулемета. В странном тубусе Кэди носила шпагу.

Дядюшка Эдвард с неудовольствием следил за ее перемещениями. Уперев руки в боки, он сурово сказал:

– Ваше упрямство безгранично, юная леди. Силы небесные! Зачем вам только понадобилось брать с собой этот несообразный предмет?

Кэди невозмутимо закинула сумку на плечо.

– Мне просто нужно купить новую шпагу. А в Северном Хэмпшире они не продаются! Вот я и взяла с собой старый – сравнить вес, баланс и все такое.

– Однако вашему клинку не более трех месяцев!

– Вот именно. Самое время купить новый.

Эдвард лишь покачал головой – сдаюсь, мол. Морган наблюдал за разговором, сложив руки на груди. Прищуренные глаза глядели с подозрением.

– Ну что ж, пойдемте, – сказал дядюшка Эдвард.

Они плечом к плечу поднимались по ступеням.

Над входом висело огромное полотнище с названием выставки. Золотая маска Тутанхамона мрачно созерцала Великую пирамиду Хеопса. До открытия экспозиции оставалось еще два дня.

Из дверей навстречу им выкатился человечек в коричневом жилете и высоких ботинках, приветственно помахал рукой и широко улыбнулся. Встрепанные седые бакенбарды торчали в стороны, как крылышки диковинной птицы. На носу сидели круглые очки. Джейку он живо напомнил постаревшего Теодора Рузвельта.

– Как поживаешь, старина? – И человечек заключил Эдварда в объятия. – Давненько я не слышал твоего английского акцента! Сколько уже? Лет десять, не меньше?

– Тридцать, – мягко поправил его Эдвард.

На лице дяди обычное суровое выражение уступило место мальчишеской радости.

– Двадцать пятая встреча однополчан – как сейчас помню…

И Эдвард повернулся к своим спутникам, представляя каждого. Последними он назвал имена Кэди и Джейка:

– А это Джейкоб и Катерина Рэнсом.

Человечек изумленно распахнул глаза:

– Батюшки светы, да это никак правнуки Барта Боевого Топора!

– Ты не ошибся, мой друг!

Джейк осторожно поинтересовался:

– Барт Боевой Топор?

Эдвард кивнул:

– Ну да. Твой прадед, Бартоломью, получил это прозвище во время кампании в Африке. Он не расставался с топориком, знаешь ли.

О тех давних событиях Джейку приходилось слышать множество историй, но топор в них не фигурировал…

Эдвард добродушно хлопнул друга по плечу:

– Позвольте вам представить профессора Генри Климана. Ведущий египтолог. До сих пор не чурается ездить в экспедиции и проводит на раскопках большую часть времени. Похоже, старине Генри полюбилась пустыня: война окончилась, а он все роется в песке!

Профессор шутливо отмахнулся:

– Ну, будет тебе, дружище! Прошу пожаловать внутрь. Какая, однако, жаркая погода – а я и так натерпелся в Египте, прошу-прошу…

И господин Климан повел их по обширному вестибюлю, через ротонду, мимо здоровенного скелета барозавра.

– Египетская экспозиция – на пятом этаже, так что будем карабкаться вверх по лестнице, друзья мои, – говорил, быстро шагая, профессор. – Музей открывается для посетителей только через два часа, а я хотел бы уделить вам как можно больше времени и показать все примечательные экспонаты лично. Должен похвастаться: в нашем распоряжении – находки, относящиеся к самым древним династиям! Инкрустированные драгоценностями скарабеи, саркофаги!.. Но гвоздь экспозиции – гробница, обнаруженная лишь в прошлом году. Ее со множеством предосторожностей разобрали и перевезли сюда – на месте, где велись раскопки, должна пройти скоростная магистраль, и мы хотели сохранить такое сокровище! Она уже собрана и представлена здесь в первозданном виде, пойдемте, ручаюсь, вы не видели ничего подобного!

Джейк едва сдерживался – ему так и хотелось поторопить дядиного друга. Поэтому он перешел прямо к делу:

– Профессор, скажите, а у вас, случайно, анкхов в экспозиции не найдется?

– Анкхов?.. Да у нас их, мой юный друг, десятки! На любой вкус – изваянные из камня, отлитые из золота, с инкрустациями и без!

Нетерпеливое возбуждение Джейка, должно быть, передалось и профессору, потому что тот положил руку на плечо своего собеседника и воскликнул:

– Но, признаться, подлинным чудом, увенчавшим наши усилия, стал экспонат, попавший к нам в руки лишь сегодня! Фантастически любопытная мумия! Таковых мне еще не приходилось видеть – а я, позвольте вам сказать, повидал многое!..

Джейк вежливо покивал – по правде говоря, его гораздо больше интересовал анкх. Ему предстояло найти такой же знак, как на отцовских часах. Часы висели у него на шее. И тикали, тикали, словно подгоняя Джейка.

Добравшись до пятого этажа, Генри взмахнул рукой:

– Ну что ж, мы на месте! Прошу за мной!

 

 

Профессор подвел их к высоким запертым дверям, отгороженным от остального зала бархатным красным шнуром. Они обошли стойки, на которых висел шнур, и Генри отпер двери своим ключом. Пропустив их вперед, профессор тщательно прикрыл за собой створки.

Оказавшись внутри, они почувствовали себя как в Диснейленде – только все вокруг было не мультяшным, а древнеегипетским: статуи, резные обелиски, саркофаги, шкафы и витрины, между которыми бродишь, точно в лабиринте. За надгробиями Джейк разглядел даже выполненный в натуральную величину тростниковый корабль.

Прямо на его глазах служители подняли над лодкой квадратный парус. Джейк живо представил, как корабль плывет по течению величественного древнего Нила. На какое-то мгновение ему даже почудилось дуновение прохладного речного ветерка.

– Отлично, – проговорил Генри, поднимая ладонь, – похоже, включили кондиционер. А то мы уже плавились от жары…

«Вот тебе и ветерок Нила», – пронеслось у Джейка в голове, но внимание тут же переключилось на центр зала. Там возвышались стены из красного песчаника – как комната внутри комнаты.

Генри перехватил его взгляд.

– А вот и гробница, о которой я говорил, мой юный друг. Внутри роспись, восхитительно сохранившаяся. На ней запечатлена похоронная процессия и весь ритуал погребения. Не хотите ли пройти первым делом туда?

Джейк проследовал за остальными спутниками, не забывая поглядывать по сторонам: а вдруг на глаза попадется точно такой же анкх, как на отцовских часах. Кэди делала то же самое. Отлично. Если они оба будут внимательны, можно разделиться – это существенно сократит время поисков.

– Ой, смотрите! – вдруг вскрикнула Кэди, и у Джейка бешено забилось сердце – неужели анкх найден?

Сестрица наклонилась к стеклянному шкафу:

– Какие прелестные сережечки! В виде бабочек, надо же! Прямо к синему платью!

Джейк застонал и решительно подхватил Кэди под локоть, увлекая вперед. «Внимательны? Как бы не так…»

Генри и остальные уже подошли к прямоугольному входу в гробницу и остановились.

– Внутри наши люди как раз готовят к выставке мумию, о которой я говорил. Прекрасное место для такого редкого экспоната, не правда ли? Вы непременно должны увидеть это чудо! А потом уже можно разделиться по интересам…

И профессор обернулся и подмигнул Джейку:

– Насколько я понимаю, кое-кто сгорает от нетерпения, желая продолжить осмотр!

За спиной послышалось ворчание:

– У старика явно не все дома…

Джейк хихикнул и уже хотел было войти вслед за всеми в гробницу, как взгляд его привлекло нечто совсем рядом со входом. Ноги приросли к полу, когда Джейк увидел табличку. Он чуть не задохнулся от изумления, ибо отказывался верить собственным глазам. Пришлось трижды перечитать написанное.

«Как? Неужели?!.»

Взгляд Джейка неодолимо притягивал грифон. Нет, не грифон. Жуткий гракил родом из Пангеи. В ярости Джейк обернулся к Моргану:

– Скажете, что не знали?

Лицо англичанина заволокла странная тень, а брови сошлись над переносицей. Он прочитал надпись и пробормотал:

– Нет, не знал.

И, словно туча пробежала и открыла солнце, черты его разгладились и приобрели прежнее спокойствие и каменную неподвижность:

– Корпорация Бледсворта финансирует тысячи и тысячи таких проектов по всему миру. Вы увидите наш логотип в доброй половине существующих музеев.

Их разговор прервал Генри – глаза профессора возбужденно блестели из-под очков:

– Скорее! Не упустите свой шанс! Мумию только что привезли! Сейчас ее откроют для осмотра!

И Морган быстро повел Джейка внутрь.

Перешагнув порог, тот почувствовал, что сердце уходит в пятки от страха. Перед глазами все еще стоял грифон с таблички. Что-то здесь не так…

Над стенами гробницы навели крышу, и внутри было непривычно темно. В подсвеченных изнутри стеклянных шкафах лежала погребальная утварь. Горящие в полу фонарики освещали внушительных размеров фрески на стенах. Прямо на них глядел огромный, в человеческий рост, Анубис – египетский бог смерти с телом человека и головой шакала. Джейк поежился под взглядом его алых глаз и поспешно отвернулся.

В самой середине погребального зала высился камень, похожий на алтарь. На нем, словно подношение, покоилось завернутое в ткань тело. Двое служителей в белой униформе с черным грифоном на лацканах стояли по обеим сторонам камня.

– Ну же, подойдите поближе, – помахал рукой Генри. – Это нечто необыкновенное, клянусь! Уверен, любой египтолог отдал бы руку на отсечение, лишь бы оказаться сейчас на вашем месте. Более того, даже музею этот экспонат предоставлен во временное пользование – его можно будет увидеть лишь в течение первой недели после открытия экспозиции! Это подарок от нашего спонсора – потом мумия вернется в Египет.

«Подарок от нашего спонсора»…

Джейк покосился на Моргана. Англичанин, как всегда, стоял с непроницаемым выражением на лице. Генри жестом приказал служителям снять с мумии ткань.

Джейк подошел поближе. Кэди встала с другой стороны камня, рядом с дядей Эдвардом. В стеклах очков Генри отражался неяркий свет ламп.

– В мире не существует ничего подобного. Эта мумия уникальна! Как мы полагаем, речь идет о попытке создать изображение одного из богов. Известно, что египтяне часто придавали им черты животных – как Анубису, портрет которого вы можете увидеть на стене. Или богине Баст – ее часто рисовали с головой кошки. Думаю, в данном случае египтяне желали почтить бога Гора – и создать его материальное подобие. Однако использовали не краску и не камень, а части тела.

«Части тела?!»

Джейк поежился, когда зашуршали снимаемые с мумии пелена. Гор? Ну да, египетский бог неба.

Профессор продолжал:

– Обычно Гора изображали с соколиной головой или даже просто в виде птицы. Поэтому вполне естественно, что для воссоздания его облика понадобились крылья!

Наконец ткань упала, обнажив иссохшую, свившуюся, словно в предсмертной муке, фигуру. Жесткая кожа прилипла к костям рук и ног, ребра торчали, как рыбьи кости. Но одно можно было утверждать с уверенностью: на камне лежал не человек. Во всяком случае, это существо давно потеряло человеческий облик. Жутковато выглядевшие крылья прикрывали большую часть тела, подобно отвратительному кокону. Лысая голова более походила на свиное рыло, острые, как битое стекло, неровные желтые зубы скалились из-под вывернутых в предсмертной гримасе губ.

– Вы только посмотрите на его руки и ноги! – радостно продолжил Генри. – Похоже, древние заменили человеческие ногти на птичьи когти! Просто удивительно, как им удалось сшить вместе части человеческих и звериных тел! Какой замечательный, уникальный результат! Какая потрясающая мумия!

Генри продолжал что-то говорить дальше, но Джейк уже не слушал. В ушах звенело, сердце ухнуло в пятки, кровь отлила от головы. Кэди стояла бледная как смерть. Она тоже узнала существо, которое лежало перед ними на камне.

О нет. Это было не сшитое из разных тел изделие Франкенштейна.

Это чудище действительно существовало.

Джейку уже приходилось сражаться с такими тварями в Пангее.

Перед ними лежали мумифицированные останки гракила.

 

 

Глава 5
ЗОЛОТОЙ АНКХ

 

 

Кэди застонала. Потом посмотрела на Джейка – и ее глаза закатились. Видимо, потрясение оказалось слишком сильным.

Прежде чем Джейк успел сказать хоть слово, Кэди упала в обморок. Она едва не угодила затылком в один из стеклянных шкафов, дядя Эдвард поймал ее в последнюю долю секунды.

Сейчас Эдвард стоял на коленях, бережно придерживая девушку за плечи:

– Кэтрин, как ты?..

Та приподнялась на одной руке, заливаясь краской смущения. И пробормотала:

– Спасибо… Я… Мне так неудобно… Просто… это так мерзко выглядело…

– Ох, прошу простить меня, юная леди, – расстроенно проговорил Генри. – Старый дурак, и о чем я только думал? Конечно, для слабого пола это совершенно неподходящее зрелище!

Кэди поднесла руку ко лбу:

– Не могли бы вы принести стакан воды?..

Генри повернулся:

– Вон там, у лестницы, есть фонтанчик с питьевой водой.

– Я сейчас все принесу, – сказал Морган и пошел за стаканом.

Кэди, явно не в лучшем расположении духа и к тому же смущенная, отмахивалась от хлопотавших вокруг служителей:

– Мне просто нужно выйти на свежий воздух! Ничего страшного, все почти прошло!

Расстроенный и испуганный Генри бормотал:

– Да-да-да, конечно, моя милая! К тому же у меня тут дела еще есть… Прошу простить меня, юная леди…

И он спешно ретировался, увлекая за собой одного из служителей.

Кэди смотрела ему вслед:

– Дядя Эдвард, мне очень неудобно перед вашим другом…

И она кивнула в сторону удаляющегося профессора:

– Пожалуйста, догоните его и передайте, что со мной все в порядке! Мне очень, очень совестно!..

– Да-да, конечно, – быстро сказал Эдвард, поднимаясь на ноги. – Джейк, думаю, тебе лучше составить мне компанию. Твоей сестре нужно побыть одной.

– Джейк, подожди! – воскликнула Кэди. – У тебя не найдется лишнего энергетического батончика?

Джейк кивнул, провожая взглядом спешащего за профессором Эдварда.

Потом шагнул к сестре, пытаясь нашарить в многочисленных карманах жилетки батончик мюсли. Наконец поиски увенчались успехом, и Джейк вручил находку сестре.

Та отпихнула его руку:

– Фу, гадость какая!

– Тогда отчего же?..

Кэди резво вскочила на ноги:

– Чтобы всех отсюда выпихнуть! Умник недоделанный!

Джейк едва не стукнул себя по лбу – ну конечно, сестрица притворилась, чтобы они могли поговорить наедине! Как он сразу не догадался!

– Откуда здесь взялся гракил? – мрачно вопросила Кэди, разглядывая чудище. – Что все это значит?

– Понятия не имею! Но! Ты, случайно, табличку перед входом не заметила? Что там за название у спонсора, а? «Торгово-промышленная компания Бледсворта»! Они финансировали раскопки в этой гробнице, а еще – заметь! – прислали сюда эту мумию! И если Морган не врет и они вправду за нами следят, они точно знали, что мы будем здесь!

– Что ты хочешь этим сказать? – прищурилась Кэди.

Джейк еще раз прокрутил в голове все возможные ответы и остановился на единственном правдоподобном. Тиканье отцовских часов под рубашкой вдруг показалось ему оглушающим.

– Лучший способ заставить нас извлечь папины часы из тайника – инсценировать попытку ограбления. Опасаясь воров, мы бы вытащили часы из секретного хранилища и держали бы при себе – для надежности.

Кэди побледнела и пошатнулась – на этот раз вовсе не притворно:

– Джейк! Именно это мы и сделали!

Он мрачно кивнул.

– Следующий шаг – заманить нас куда-нибудь. И устроить в этом месте ловушку.

Джейк быстро посмотрел по сторонам – вдруг показалось, что стены гробницы сдвигаются и вокруг темнеет. Ему стало очень не по себе.

– Нам нужно срочно уходить отсюда, – быстро сказала Кэди.

– Анкх! Он где-то здесь. Я чувствую, он совсем рядом!

– Плевать на анкх! Мы можем прийти сюда потом. Профессор сказал, что мумию отошлют обратно в Египет на следующей неделе. Вот тогда мы и придем. Анкх никуда не денется, поверь мне.

И Кэди решительно направилась к выходу, огибая камень.

Джейк не мог отказать ей в правоте, однако в его душе все восставало при одной мысли о том, что придется отсюда уйти. Тем не менее он направился вслед за сестрой. В ее словах была логика. Надо уходить. Он догнал Кэди у самого выхода. Оглянулся и бросил последний взгляд на темную погребальную комнату.

И вот тогда он увидел это.

И застыл на месте.

С другой стороны каменной плиты под стеклом витрины тускло поблескивало что-то золотое. Джейк поначалу ничего не заметил – его внимание приковывали к себе алтарь и распростертое на нем жуткое тело.

Сейчас же он смотрел на шкаф у противоположной стены. Предмет лежал на средней полке – золотой анкх величиной с ладонь, точь-в-точь как тот, что выгравировали на крышке часов. В свете ярких галогеновых ламп блестели драгоценные камни, которыми анкх был инкрустирован: бриллиант в середине, а вокруг рубин, изумруд и сапфир.

Такие же камни, в том же порядке украшали его знак ученика.

Четыре краеугольных камня Калипсоса.

Джейк ткнул пальцем в сторону шкафа:

– Смотри, вон там! Вон он!

Кэди прищурилась – и напряглась, как перед прыжком.

– Драгоценные камни, – протянула она, мгновенно сообразив, что к чему.

Джейк бросился вперед.

– Стой! – вскрикнула за его спиной Кэди – но не для того, чтобы остановить, а чтобы не отстать от брата.

Они быстро обогнули плиту и подошли поближе.

И одновременно вытянули шеи, разглядывая содержимое витрины.

– Уверен – это и есть замок для ключа, который оставил папа!

Джейк отступил на шаг, залез под футболку и вытянул за цепочку часы.

– Как же нам залезть под стекло? – пробормотала Кэди.

Но Джейку было не до формальностей. Разбить витрину, а с последствиями разбираться в порядке их поступления – такой он составил план действий. Джейк оглядел комнату в поисках предмета потяжелее. Дыхание перехватило от нетерпения, и ему пришлось опереться на плиту – так колотилось сердце.

Кэди заметила:

– А может, вскрыть замок на стекле?

Джейк хотел было ответить, что это невозможно, как – р-раз! – чьи-то ледяные когти вцепились ему в запястье!

Он подпрыгнул и попытался вырвать руку, но не тут-то было! Высохшая лапа мумии не собиралась его отпускать!

– Джейк! – вскрикнула Кэди.

Он в ужасе посмотрел на лежавшего на плите гракила. Глаза открылись, в них вспыхнуло яростное пламя. Запястье Джейка оцепенело от холода, источаемого когтистой лапой, а в голове прошелестело:

– Я тебя вижу…

О нет! Джейк знал этот голос, древний, как сама Пангея! С ним говорил Кальверум Рекс, Король Черепов!

– Иди ко мне…

И руку дернули, причем с такой силой, что Джейк покинул этот мир и провалился в другой. Перед глазами сгустилась тьма, и он упал в нее, как в колодец.

Все громче и громче в темноте звучали царапающие слух слова:

– Ключ ко времени… наконец-то он мой!..

Джейк отчаянно закричал, но тьма глушила голос.

– Ключ… С его помощью я уничтожу все, что тебе дорого!..

Джейк чувствовал, как вцепившаяся в запястье рука подтаскивает его все ближе к Королю Черепов. Вырваться не получалось, ухватиться тоже не за что – безвидная тьма поглотила все вокруг!

«На помощь!»

Словно отвечая на отчаянный призыв, огненная лента обвилась вокруг его другого запястья – ни дать ни взять лассо из пламени! Она намертво захлестнула руку, и Джейк моментально оказался между двумя силами, растягивающими его в разные стороны. Когти терзали холодом одну руку, пламя жгло другую. Увидев, что его замысел близок к провалу, Король Черепов в ярости закричал:

– Нет!!!

Руки Джейка готовы были выскочить из суставов, но этот полный растерянности вопль придал ему сил. И вдруг ледяные когти отпустили запястье! А потом царапнули ладонь, пытаясь ухватить ее снова – и исчезли. Из темноты донеслось проклятие:

– Я найду тебя! Помни мои слова – я найду тебя! Ты мой!

Злобное шипение растворилось в окружившей Джейка тьме. Он летел сквозь черную пустоту, увлекаемый огненной лентой.

Увлекаемый – куда?!

И впрямь – куда? Джейк чувствовал, что движется в неизвестном направлении, причем кувырком. Вдруг темнота проредилась, и нестерпимо яркий свет рассек ее. Цвета и звуки завертелись вокруг, словно вихрь конфетти: пронзительные крики ловчей птицы, высверк золотого моря, каменная река. Из горла рванулся крик, а мир вдруг выровнялся и обрушился на него. И Джейк упал на колени – прямо в песок.

И надолго застыл, пытаясь понять, где оказался. Безжалостно светило солнце, вокруг простиралось море песка, опадая и вздымаясь волнами барханов. А он, потерянный и одинокий, таращился в безмерную даль неизведанной пустыни.

Неужели это снова Пангея? Но куда подевались джунгли? И где долина Калипсос?

Он медленно поднялся на ноги.

«Куда же меня занесло?»

 

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

 

 

 

 

Глава 6
ЗАБЛУДИВШИЕСЯ

 

 

Джейк медленно поворачивался, знакомясь с окружающим миром. Он держал ладонь козырьком, пытаясь укрыть глаза от мучительно яркого света. Пекло невыносимо, казалось, еще вдох – и он рухнет на раскаленный песок. И почему-то пахло горелой корицей.

Когда глаза привыкли к слепящей яркости солнца, Джейк разглядел шипастые кусты и зеленые высокие растения там и сям, похожие на кактусы. Это внушало надежду добыть хоть какую-то влагу. Вдалеке торчали красновато-черные острые скалы, похожие на корабли в бушующем море песка. А еще дальше у горизонта стояла странная дымка. Настолько странная, что Джейк с трудом оторвал от нее взгляд – нужно было сосредоточиться на более насущных вещах.

 

 

Он глянул вверх. Небо сверкнуло такой яркой голубизной, что глазам стало больно. Солнце не прошло еще и половины пути до зенита – а может, заката? Это еще предстояло выяснить.

Но прежде нужно найти тень и укрыться от беспощадного зноя.

«На помощь! Есть здесь кто-нибудь?!»

Джейк дотронулся до губ – он был уверен, что это его крик. Во всяком случае, в голове прозвучали именно эти слова. Однако голос доносился откуда-то со стороны, и Джейк повернулся туда же. Кричал попавший в беду человек – видимо, тоже угодил неведомо куда и нуждался в помощи.

Ну что ж, по крайней мере, у Джейка будет спутник. Он полез на песчаную гряду и крикнул:

– Эй! Я иду! Держитесь, я иду к вам!

И тут слева послышался другой голос – девичий:

– Пин? Это ты, что ли?

Джейк перелез через гребень и увидел долговязую нескладную фигуру – кто-то сидел, скрючившись, в тени здоровенного красного булыжника. Юноша, тощий и длинношеий. Длинные, темные, кудрявые волосы ниспадали на спину, а над бровями, на древнеримский манер, нависала челка до середины лба. А еще юноша был совершенно гол.

Он обернулся к Джейку, съежившись от страха и явно высматривая, куда бы сорваться и убежать. И тут же подскочил с выражением крайнего изумления на лице.

– Джейк? – Похоже, юноша действительно его узнал.

– Пиндар! – Джейк не мог поверить своим глазам.

При всей решительной невозможности происходящего приходилось признать: да, это действительно старый приятель из Калипсоса! Пиндар Тиберий, второй сын старейшины Марцелла Тиберия. И он, и его родитель происходили от римских легионеров, давным-давно попавших в Пангею.

С трудом выдирая ноги из песка, Джейк пошел вниз по нескончаемому склону. Раскаленная пыль тут же забила ботинки.

– Что ты здесь делаешь?

Прежде чем Пиндар раскрыл рот, оба услышали радостный вопль откуда-то слева. Джейк повернулся и увидел еще один знакомый силуэт. Вниз по склону бархана бежала девушка. Темные волосы развевались за спиной подобно крыльям ворона. Рукава богато расшитой рубашки и длинная юбка с разрезом до середины бедра радостно полоскались на ветру. Солнце вспыхивало в ее ярко-изумрудных глазах – прямо в цвет нефритового ожерелья, обвивавшего шею.

Увидев ее – точнее, увидев обоих друзей, – Джейк почувствовал, как отлегло от сердца.

– Мари, – прошептал он, все еще не веря своим глазам.

Марика Балам была дочерью магистра. И первым человеком, с которым Джейк подружился в Калипсосе. Она происходила от людей племени майя, провалившихся в доисторическое прошлое Пангеи пятнадцать поколений назад. Марика повисла у него на шее:

– Ты вернулся!

Джейк покраснел, и лицу стало нестерпимо жарко. Пиндар попятился и укрылся за ближайшим валуном – правда, по несколько иной причине.

– Слушайте, у вас есть чем прикрыться? – застенчиво спросил он. – Ну хоть что-нибудь! Мне б набедренную повязку сделать…

Джейк оторвал от себя Марику и выпростался из лямок рюкзака. Порывшись в сменной одежде, он выудил футболку. Запасных штанов не было, зато, естественно, он запасся чистым бельем. Джейк передал Пиндару футболку и трусы.

Укрывшись за камнем, тот принялся облачаться.

– Спасибо! Я отдам тебе это, как только раздобуду настоящую одежду!

– А куда делась твоя? – удивилась Марика.

Высунувшись из-за булыжника, Пиндар одарил ее суровым взглядом:

– Как это куда? Я ванну принимал! И вдруг – бац! – ванны нет, а кругом пекло, подобное Вулкановым кузням!

И юноша обвел руками окрестные пески.

– Что-то я ничего не понимаю, – пробормотал Джейк, оглядывая обоих друзей. – Как вы здесь оказались?

«Знать бы еще, где это „где-то“ на самом деле находится», – пронеслось у него в голове.

Первой ответила Марика:

– Ну, я была дома, и хотела уже по дальневещателю позвать отца обедать, как что-то вцепилось мне в запястье! Мало того, оно жглось как огонь! И это что-то выдернуло меня в безлунную тьму. А потом почувствовала, что падаю, и вот я здесь!

Пиндар кивнул. Он показался из-за камня, правда, старался не выходить из тени – босые ноги жег раскаленный песок.

– Вот и со мной то же самое приключилось! Дернуло так, что я уж думал – все, заживо из кожи вылезу!

В доказательство он поднял руку и продемонстрировал запястье.

Джейк смотрел то на Марику, то на Пиндара. Он тоже прекрасно помнил огненную петлю, тащившую его за руку через пустоту. Все случилось точно так же, как и у друзей. Джейк взглянул на запястье. У них – у всех троих – на руке красовался браслет из металла атлантов. Джейк задумчиво покрутил блестящее кольцо:

– Похоже, здесь замешана вот эта штука…

И вспомнил, что старейшина уров говорил о браслетах, защелкивая их у ребят на запястьях: в этом металле хранится редкая и сильная алхимия… единения!

– Теперь вы – единое целое… – пробормотал Джейк.

Марика тоже встрепенулась, припоминая:

– Ну конечно! Именно эти слова и произнес старейшина Меруюк!

Джейк кивнул:

– Мне кажется, что произошло вот что. Когда меня перенесло в это место, сила браслетов активировалась – и вытащила всех сюда!

– Так это что, не твой мир? – подивился Пиндар, обшаривая землю вокруг себя.

– Нет. Я уверен – мы все еще в Пангее. – И решительно показал пальцем на свое горло: – Иначе как бы мы могли еще друг друга понимать?

Марика потрогала губы:

– И вправду! Алхимия Пангеи все еще с нами!

Джейк действительно ощущал это странное преобразование в голосовых связках – так получался всеобщий язык. Теперь, чтобы заговорить именно по-английски, приходилось делать над собой усилие. А получалось все благодаря наследию атлантов – психоэнергетическому полю, которое генерировалось в храме Кукулькана. Эту энергию называли универсальным переводчиком – с его помощью многочисленные племена, населяющие Пангею, могли общаться между собой.

Джейка вдруг осенило:

– Но если мы понимаем друг друга, не значит ли это, что мы все еще в зоне энергетического поля храма? Насколько я знаю, оно кончается не так уж далеко от пирамиды…

Однако Марика мрачно покачала головой – нет, мол.

– Почему? – спросил Джейк.

– У папы есть карты стран, окружающих долину. На картах обозначены границы действия поля – и рубежи, за которыми заканчивается наш безопасный мир.

Конечно, у них должны быть такие карты. Марика обвела рукой безжизненные пески:

– Такой бесплодной земли поблизости от долины нет. Мне было бы известно про пустыню…

Джейк огляделся.

– Тогда… не знаю. Что-то же должно генерировать поле! Что-то, находящееся поблизости! Может, в Пангее есть еще храмы, обладающие таким же мощным излучением!

– Нам нужно отыскать этот храм, – твердо сказал Пиндар.

И он был прав. Необходимо найти укрытие. Если в здешних местах кто-то живет, он живет в тени – и, скорее всего, в тени этого самого храма. Племена Калипсоса тоже селились неподалеку от пирамиды.

– Но… где? Где нам его искать? – растерянно спросил Джейк.

Увы, на этот вопрос ни у кого не нашлось ответа.

В повисшей тишине все трое вдруг услышали шорох и скрип песка – равномерный и четкий. Скрип приближался.

– Кто-то идет в нашу сторону, – тихо сказал Джейк.

– Кто-то – или что-то, – так же тихо поправила его Марика.

Пиндар сердито посмотрел на нее – похоже, версия девушки ему совсем не нравилась. Джейк подобрал увесистый камень величиной с кулак. Пиндар тоже двинулся за булыжником – но не нашел ничего подходящего по размеру.

Джейк кивнул Марике: стой за мной, не высовывайся.

На гребне бархана показалась фигурка, темная против слепящего солнца. Джейк не мог понять, кто это, но одно было ясно – это определенно кто-то, а не что-то. Фигурка сместилась, выйдя из слепящей точки солнечного света. Этот кто-то явно никуда не спешил – так, брел через песок, словно вышел прогуляться. Поскольку глаза уже не слепило, Джейк явственно различал черты лица незнакомца: широкие скулы, густые брови, выдающийся вперед скошенный лоб. Над пронзительно-голубыми глазами болталась густая черная челка.

Марика пулей вылетела из-за спины Джейка:

– Бачуюк!

Юный неандерталец кивнул и откинул со лба волосы. Он был весь покрыт испариной. Сколько же ему пришлось пройти, прежде чем он обнаружил друзей? Слух у Бачуюка отличный – видимо, он издалека расслышал разговор и тут же направился в их сторону. И это отнюдь не радовало Джейка. Кто знает, кого – или что – может привлечь устроенный друзьями шум?

Бачуюк перешагнул через очередную каменюку и плюхнулся на песок в изнеможении. А может, из-за обезвоживания? На нем болталась широкая хламида, похожая на тогу, только подпоясанная. Неандерталец поднял руку, браслет сверкнул на солнце.

– Все мы – единое целое! – напевно произнес он.

Бачуюк тоже догадался, что произошло.

Потом он невозмутимо полез в карман и извлек оттуда что-то кожаное. И кинул на песок перед Пиндаром.

Унылое лицо юного римлянина вспыхнуло неподдельной радостью:

– Сандалии!

Пиндар быстро затянул их на ногах и радостно запрыгал на горячем песке.

– Ты всегда носишь с собой пару запасных сандалий? – недоверчиво спросила Марика.

Бачуюк покачал головой:

– Меруюк пришел. На рассвете. Дал мне это. Сказал – возьми с собой. Зачем – не сказал. Сказал только – понадобятся.

Марика просияла и вцепилась Джейку в руку:

– Старейшина уров все знал заранее! Он знал, что мы здесь окажемся!

В этом не приходилось сомневаться. Уры прекрасно – нет, просто отлично, невероятно хорошо – чувствовали время и безошибочно делили его на короткие и длинные промежутки. Джейк также помнил, как обострилось его чувство времени после того, как он побывал в Пангее. А неандертальцы – они ведь жили рядом с великим храмом гораздо дольше, чем все остальные племена.

– А что бы Меруюку было не передать заодно мою одежду? – И Пиндар красноречиво оттянул ткань футболки. – Или оружие? – Бачуюк облизнул пересохшие губы. – Или, к примеру, воду?

Джейк лишь покачал головой – действия старейшины уров всегда ставили его в тупик.

– Пора двигаться, ребята. – Джейк показал на остро торчащие вдали скалы. – Надо бы дойти вон до тех камней. Там, по крайней мере, есть тень. А может, и вода тоже.

И закинул за плечи рюкзак.

Марика стояла неподвижно, молча – и задумчиво глядела перед собой.

– В чем дело? – поинтересовался Джейк.

– Ты, случаем, ничего не забыл? – И девушка посмотрела на свое запястье, а потом обвела взглядом спутников. – Когда нам раздавали эти браслеты, нас было пятеро. Пятеро!

Джейк согласно кивнул:

– Ну да! Нас четверо – и моя сестра Кэди.

– А где же она? Где твоя сестра?

Джейк был очень признателен за заботу о Кэди, но Марике не стоило волноваться за девушку:

– Она осталась в нашем времени.

Джейк припомнил отчаянный крик сестры и костистую лапу гракила, вцепившуюся ему в запястье. Похоже, Кэди стояла слишком далеко, и ее не затащило в Пангею вместе с Джейком.

– Все в порядке. Она дома. В безопасности.

И тут из пустыни донесся отчаянный женский крик. Крик ужаса. Словно кто-то ударил в цимбал, и эхо разнеслось по всей пустыне. Ну или не разнеслось, и не эхо, и не цимбал. В общем, где-то поблизости была девушка, и она громко, очень громко кричала!

 

1 Именно так принято транслитерировать название этого универмага.

 



Создан 28 авг 2013



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником